Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
268
Miscellanea Orientalia Christiana
Алексей Гудков
иерархии творения второстепенную, подчиненную роль, не
допускалась до столь ответственного занятия, требующего су-
губого благоговения1.
Что касается социального состава эфиопских книжных дел
мастеров, то значительную их часть составляли (и составляют)
так называемые дэбтэра (däbtära) -- особое сословие начетчи-
ков, людей, не имеющих духовного сана, однако получивших
основательное богословское образование в монастырских
школах2 и подвизавшихся при церквях: помимо писцов из их
среды рекрутировались книжники, гимнографы, певчие и ис-
полнители священных танцев. Как правило, по уровню обра-
зования они на порядок превосходят собственно духовенство,
особенно белое, среди которого, впрочем, также немало кни-
гописцев. Окруженные ореолом таинственности книгописцы
и носители сакральных знаний-дэбтэра вызывали у соплемен-
ников чувство глубокого почтения, соединенное с мистиче-
ским страхом3.
1 Схожее положение дел наблюдалось и в ряде областей России: так, на во-
прос известного археографа и собирателя рукописей В. И. Малышева о том,
почему на Пижме женщины не занимались перепиской книг, наставник
А. О. Осташев (ум. 1957) из с. Замежное ответил: «Не бабье это дело» (Малы-
шев, В. И., Усть-цилемские рукописные сборники XVI--XX вв. Сыктывкар,
1960, c. 18). -- В Печорском крае немногочисленные «писицы» появляются
лишь в XX столетии. Данное обстоятельство было вызвано тем, что в здеш-
них местах труд книгописца ставился чрезвычайно высоко и доверять его
«бабе» почиталось за грех. Кроме причин статусного характера, возможно,
имеется и другое объяснение недопуска женщин к труду переписчика -- фи-
зиологическое: частое нахождение в состоянии ритуальной нечистоты пре-
пятствовало их общению с любой святыней, в том числе -- сакральной кни-
гой. В то же время необходимо отметить, что неучастие женщин в создании
манускриптов вовсе не было общим местом средневековой восточнохристи-
анской традиции: среди женщин-переписчиков книг -- свв. императрица
Феодора (815--867), княжна Ефросиния Полоцкая (1101 -- 1173) и многие
другие. Бóльшая часть книгописных шедевров выговской школы XVIII--
нач. XIX вв., являющих собой эстетическую вершину русского послера-
скольного книгописания, также была создана женщинами -- местными «ма-
стерицами».
2 Об уникальном примере живой традиции средневекового образования,
частично практикующегося в Эфиопии по сей день см.: Платонов--Черне-
цов, Эфиопская рукописная книга, c. 218--226.
3 Платонов--Чернецов, Эфиопская рукописная книга, с. 208. Следует, однако,