Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
245
Miscellanea Orientalia Christiana
Коптская легенда о Евдоксии
его и народ тем, что убьет их, если он не вернет Крест. Иуда
обещает это сделать и тайно говорит другим старцам найти де-
ревянные части древнего Креста и принести в условленное ме-
сто.Затем Иуда говорит царице, что ему нужно три дня, чтобы
Бог смог открыть ему, где спрятан Крест, но это произойдет,
если она на самом деле та царица, о которой возвестили ему
предки, только тогда ей будет положено знать место, где со-
крыт Крест. Иуда знает тайну полного имени Бога. После трех
дней он объявляет, что ему открыто это место. Царица следует
за ним и действительно откапывает три фрагмента Креста. Но
императрица, конечно же, не знает, какая из этих частей --
подлинный Крест. Однако где-то вдалеке раздается плач по
покойнику, и равви Иуда берет одну из деревянных частей и
возлагает его на мертвое тело. Покойник начинает шевелить-
ся, но потому только, что мудрейший равви произносит над
ним полное имя Бога. Царицу таким образом убеждают, что
эта деревянная часть и есть то самое, что она ищет1.
Мы видим, что чудодейственные свойства Креста полно-
стью отрицаются, а весь пафос повествования сводится к
тому, что мудрый раввин в очередной раз спас свою общину
от репрессий. Причем спасение общины заключено в том,
что самому мудрейшему ее члену открыта некая истина, ко-
торая является достоянием только этой общины и не должна
выходить за ее пределы (в данном случае -- это «полное имя
Бога»). Я специально достаточно подробно коснулся этого
рассказа, ибо совершенно очевидно, что он исходит в боль-
шей степени из «определенных установок сознания», чем
создается под непосредственным влиянием какого-либо
исторического события. Возвращаясь к нашей коптской вер-
сии мы вправе предположить то же самое -- антииудейский
пафос рассказа, тем более при всех его явных несоразмерно-
Кириаке помимо антииудейских элементов подспудно содержит мысль об
обращении иудеев в христианство -- см. The Finding of the True Cross, p. 28--29.
В легенде о Евдоксии и «Тольдот Йешу» эта идея по разным причинам от-
брошена.
1 Подробнее об этом см. также: Witakowski, W., Ethiopic and Hebrew Versions,
p. 534--535.