Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
235
Miscellanea Orientalia Christiana
Коптская легенда о Евдоксии
тоже именуется Константином), империя восстановится, но
после серьезного поражения от персов1.
Исходя из этого можно было бы предположить некую на-
меренную смысловую «асимметрию»: последний император
восстанавливает империю после поражения от Персии в то
время, как первый побеждает персов не оружием, а силой сво-
ей веры. Но есть, как мне кажется, и более реальное объясне-
ние этого эпизода, не исключающее, впрочем, остальные. Для
этого стоит вспомнить любопытное несовпадение в греческой
и коптской (бохайрский диалект) версий Жития св. Пахомия
Великого. Как известно, еще до своего обращения св. Пахо-
мий на короткое время призван в армию во время военной
кампании, но затем его отпускают: в греческой версии гово-
рится, что Константин отправился на борьбу с «неким тира-
ном», а в бохайрской, более поздней, речь идет о «персидском
тиране»2. Таким образом, события, происходившие во время
войны преемников Диоклетиана, понимаются коптским авто-
ром как война с персами. Ничего удивительного в этом нет:
Персия несколько веков была главным врагом империи на
восточной границе, а учитывая то, что Египет на тот момент --
провинция, куда просачиваются скудные сведения о военных
походах, то его жители (в особенности, происходившие не из
числа эллинизированной александрийской элиты) легко мог-
ли усвоить, что главный враг империи -- персы и приписывать
им все военные кампании. Это могло стать своеобразным «то-
посом» в их сознании. В таком случае мы можем предполо-
жить, что персидская кампания Константина в нашей леген-
де -- это некое «обобщение» тех военных действий, которые
Константин вел во время своего правления, что не исключает,
впрочем, основного пафоса нашего текста -- император одер-
живает победу не силой оружия, а силой веры и великодушия.
На этом «история Константина» заканчивается -- импера-
тор, правда, еще изредка появляется на страницах апокрифа,
1 Op. cit., p. 390.
2 См. напр., Хосроев, А. Л., Пахомий Великий: Из ранней истории общежи-
тельного монашества в Египте, СПб.; Кишинев; Париж, 2004 (Библиотека
журнала «Нестор»: Источники и исследования истории и культуры России и
Восточной Европы VII), c. 189.