Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
209
Miscellanea Orientalia Christiana
Накануне Манцикерта: армянский колофон 1067 г.
предмет разбирательства и распоряжение; а также sanctio и cor-
roboratio1, заверенные обоюдной клятвой в присутствии свя-
щенника, который и составил запись. С юридической точки
зрения запись представляет собой нотицию, то есть подтверж-
дающий договор документ. Как справедливо в свое время за-
метила Яна Малингуди, «В подтверждающем документе
(notitia) посторонний наблюдатель (нотарий или партнер по
договору) сообщал о правовом действии, которое вследствие
этого было засвидетельствовано и установлено; нотиция не-
существенна при разработке правового акта. Обыкновенно
она является объективной и не расчленяет текст на формулы
дипломатики»; важно, однако, отметить, что нотиция, или,
по-гречески, омология, не имела строгой формы и могла быть
как субъективной, так и объективной2. В данном случае наш
колофон, имея все признаки юридического документа, все же
не расчленяет строго дипломатические формулы -- они при-
сутствуют в нем постольку, поскольку колофон кратко пере-
сказывает итог разбирательства и составленную вслед за тем
грамоту (в которой должны были быть как минимум объясне-
ны все обстоятельства межевания и полностью определены
новые границы владений и обязательства владельцев). Как ни
оценивать «юридический вес» колофона, невооруженным гла-
зом видно, что священник Давид выполнял функции своего
рода нотария, который зафиксировал земельную сделку между
монастырем и танутерами Майрадзора и записал для вящей
убедительности наиболее значимую часть грамоты на свобод-
ном поле Евангелия.
Краткость колофона, обусловленная самим юридическим
И Св. Духом и Господом и Св. Евангелиями мы с почтением приняли чот'
Анк(е)гвартоца, который ныне находится в [поместье] Лагнут и который они
(т.е. монахи -- Д.К.) добавили из [поместья] Эгрдут в возмещение. Когда у
него нужда, [поместье] Джагец'тег (Jaghĕts'tegh), которое из тех четырех
участков государственной земли, суть его (монастыря -- Д.К.), и он (т.е. мо-
настырь -- Д.К.) помнит об этих делах...»
1 «Господь жалует Свою землю не только из Своих [небесных] благ; Он
помнит, что Лагнут [суть] другое [владение], и пусть Он избавит [нас] от из-
лишней смуты о государственной земле»...
2 Малингуди, Я., Русско-византийские договоры в X в. в свете дипломатики //
Византийский Временник 57 (82) (1997), с. 68.