Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
100
Miscellanea Orientalia Christiana
Николай Селезнев
то как «миролюбивая» позиция автора. С другой стороны,
критика в адрес Кирилла Александрийского и его последова-
телей со стороны представителей антиохийской школы и их
единоверцев на сирийском Востоке традиционно сопрово-
ждалась указанием на то, что учение этого неупомянутого
здесь деятеля Церкви есть по сути возрождение учений, нару-
шающих исповедание полноты человечества Христа.
Устоявшаяся христологическая формула Церкви Востока,
представителем которой был Йō╝аннāн, -- две природы, две
ипостаси в одном лице и одной воле -- использована им в ве-
роучительных экскурсах поэмы достаточно последовательно.
Для иллюстрации «личного» аспекта единения Слова с чело-
вечеством Бар Зōʿб использует известный образ написания
слова: «слово всецело выражает желание кого-либо и соединя-
ется с написанным нераздельно; так и Слово -- вечно рождае-
мый Сын от Отца -- всецело соединено с человеком от нас»
(972--975).
Развёрнутые суждения Бар Зōʿб об «уме» сопровождаются
указаниями на его важнейшее место в христологическом един-
стве. «Ум есть сокровенный образ божества», -- говорит он, --
«и им облачилось [Слово] в единстве нераздельном» (1010--
1011). «Вся сила единства в уме есть, именно в сей главной
части всякого человека; в ней соединилось божество всецело»
(1007--1009). «Благодаря уму человек есть человек, человек
разумный, потому в уме было единение и явило себя в теле»
(1010--1011). «Это то, чем согрешил род Адамов и стал повин-
ным, и, снарядившись чем, Второй Адам оправдал их» (998--
999). Единение Бога и человека, таким образом, произошло в
том, в чём, с одной стороны, человек сообразен Богу -- благо-
даря чему он и есть человек -- и с другой, в том, в чём вслед-
ствие греха, произошел разрыв между человеком и Богом. Со-
образность человека Богу выражается в его подобии Слову:
человек разумный есть человек «словесный» (мл лā).
Образ «написанного слова» («стали ипостаси единым ли-
цом подобно слову при написании», 970--9711) и христологи-
ческие суждения об «уме» как о высшем уровне богоподобия
человека и центре единства представляют собой своего рода
пару «внешнее и внутреннее». «Лицо» (пар╕ōпā) -- внешнее