Избранные творения преподобного Максима Исповедника

Избранные творения преподобного Максима Исповедника. -М.:Паломникъ, 2004

Перевод: Сидоров А. И.

Книга представляет собою том избранных творений преподобного Максима Исповедника. В нее входят переводы следующих произведений выдающегося отца Церкви VII века: «Слова о подвижнической жизни», «Глав о любви», «Послания к Иоанну Кубикуларию о любви», «Мистагогии», «Толкования на Молитву Господню», «К Феопемпту схоластику», «Толкования на 59 псалом», «Глав о богословии и о Домостроительстве Воплощения Сына Божия», «Различных богословских и домостроительных глав» и «Десяти глав о добродетели и пороке». Все эти переводы снабжаются обширными комментариями. Кроме того, переводы предваряются солиднейшим введением, под названием «Преподобный Максим Исповедник: эпоха, жизнь, творчество». Издание подготовлено известным русским православным патрологом, профессором Московской Духовной Академии, доктором церковной истории А. И. Сидоровым.

Содержание

А.И.Сидоров. Преподобный Максим Исповедник: эпоха, жизнь, творчество

Преподобный максим исповедник

Комментарии

Приложение. А.И.Сидоров. Смерть как наказание и смерть как благодеяние согласно учению преп. Максима Исповедника («Вопросоответы к Фалассию», 61)

OCR
Комментарии

ное (нравственное) любомудрие, естественное созерцание и таин­
ственное (мистическое) богословие. Последняя часть в данном
случае называется «мистагогией», что еще раз подчеркивает тот
факт, что для преп. Максима вершины богословия доступны толь­
ко в Церкви и через Церковь (ср. его одноименное произведение).
С другой стороны, данная трехчастность схемы позволяет преп.
Максиму глубже проникнуть в смысл истории. Он развивает рас­
пространенное святоотеческое представление о христианах как
«третьем народе» (или «третьем роде»), наряду с иудеями и элли­
нами. В эту традиционную схему им включаются и римляне — но­
сители идеала государственности и мужественной доблести. Все
эти три народа объединил в Себе Христос, и тем самым христиан­
ство представляется как синтез и завершение всех предшествую­
щих духовных достижений человечества. Наконец, данная глава
проливает свет и на некоторые существенные аспекты экзегезы
преп. Максима как продолжателя традиций александрийской шко­
лы. Не совсем точной представляется характеристика александ­
рийской «аллегории» (в противоположность антиохийской «тео­
рии») Д. Брека, говорящего, что она ищет смысл «за» словами Пи­
сания, а не «в» и «через» исторические реалии, о которых свиде­
тельствует Писание. Поэтому, согласно Д. Бреку, «аллегория» од­
номерна, поскольку двигается от земного события к конечной ис­
тине, которая исторически может быть полностью отрешенной от
этого события. — Рассматриваемая глава преп. Максима показыва­
ет, что «аллегория» (или, точнее, «анагоге») стремится через исто­
рические реалии проникнуть в вечный смысл Писания, который,
действительно, скрывается за этими реалиями. Она отрешается от
истории, как бы вобрав в себя «квинтэссенцию» ее, но не отчужда­
ется от истории, как от чего-то инородного. См.: Breck J. Orthodoxy
and the Bible Today / / The Legacy of St Vladimir. Byzantium—
Russia—America. N. Y., 1990, p. 152—153.

Различные богословские и домостроительные главы
1 Преп. Максим использует для обозначения единства Ипос­
тасей Св. Троицы термин <хицф1сс (букв, «сращенность»), который
употреблял до него и св. Григорий Богослов. См.: Gregoire de Nazianze. Discours 32—37, p. 94.
2 В данной главе приводится образец того апофатического бо­
гословия, к которому преп. Максим не раз обращается в своих тво­
рениях. Характерно упоминание о «движении», которое, согласно
преподобному, есть сущностное свойство тварной природы. Бог же,
как приводящий все в движение, но Сам не приводимый в движе­
466