Избранные творения преподобного Максима Исповедника

Избранные творения преподобного Максима Исповедника. -М.:Паломникъ, 2004

Перевод: Сидоров А. И.

Книга представляет собою том избранных творений преподобного Максима Исповедника. В нее входят переводы следующих произведений выдающегося отца Церкви VII века: «Слова о подвижнической жизни», «Глав о любви», «Послания к Иоанну Кубикуларию о любви», «Мистагогии», «Толкования на Молитву Господню», «К Феопемпту схоластику», «Толкования на 59 псалом», «Глав о богословии и о Домостроительстве Воплощения Сына Божия», «Различных богословских и домостроительных глав» и «Десяти глав о добродетели и пороке». Все эти переводы снабжаются обширными комментариями. Кроме того, переводы предваряются солиднейшим введением, под названием «Преподобный Максим Исповедник: эпоха, жизнь, творчество». Издание подготовлено известным русским православным патрологом, профессором Московской Духовной Академии, доктором церковной истории А. И. Сидоровым.

Содержание

А.И.Сидоров. Преподобный Максим Исповедник: эпоха, жизнь, творчество

Преподобный максим исповедник

Комментарии

Приложение. А.И.Сидоров. Смерть как наказание и смерть как благодеяние согласно учению преп. Максима Исповедника («Вопросоответы к Фалассию», 61)

OCR
ПРЕПОДОБНЫЙ МАКСИМ ИСПОВЕДНИК:
ЭПОХА, ЖИЗНЬ, ТВОРЧЕСТВО
I. Эпоха. Монофелитские споры
Если через полусумрачную толщу веков попытаться оки­
нуть взглядом более чем тысячелетнюю историю Византии, то
постороннему взору она предстанет как почти беспрерывная се­
рия кризисов, часто ставивших империю на грань катастрофы.
Бесконечные натиски внешних врагов — различных «варваров»
с севера, персов, арабов, турок-сельджуков и турок-османов, а в
последний период и «братьев» — западных христиан («лати­
нян») — заставили державу ромеев поднять на высокую сту­
пень свое военное искусство и развить изощренное ремесло
дипломатии. Во внутреннеполитической жизни элементы дес­
табилизации, как кажется, явно преобладали над элементами
стабильности. Уже тот факт, что из 107 государей (в период
395-1453 гг.) только 34 умерли своей смертью, а 8 — пали на
войне или стали жертвами сл учая1, свидетельствует об этом.
Периоды внутреннего мира, как, например, в эпоху Македон­
ской династии, представляются небольшими островками в бур­
ном море постоянных политических интриг и заговоров, вос­
станий и бесконечной борьбы за власть тайных или явных пре­
тендентов на нее. Наконец, богатство, а порой и просто рос­
кошь Византии, столь поражавшие иноплеменников и притяги­
вавшие их алчные взоры, часто достигались путем тяжкого на­
логового бремени на большинство населения, разорения кресть­
янства, процветания одних за счет других, что создавало на тер­
ритории империи анклавы социальной напряженности.
Но, вместе с тем, одиннадцативековая история державы ро­
меев поражает какой-то своей законченной целостностью и вну­
тренней органичностью. Подобный «парадокс Византии» поро­
дил среди исследователей целую научную дискуссию по пробле­
ме «континуитета» и «дисконтинуитета» в византийской исто­
рии. Как обычно, на сей счет высказывались крайние точки зре1См.: Диль Ш. Основные проблемы византийской истории. М.,
1947, с. 61.
3