Древлебиблиотека / Библиотека / Кирилл Скифопольский. Житие преподобного Кириака Отшельника

Житие преподобного Кириака Отшельника

1 Часто я упоминал в составленном мною сочинении о великом Евфимие1 про отшельника и лучшаго из всех отшельников Кириака: посему я счел необходимым представить это более известным, вкратце разсказав читателям некие немногие начатки его подвигов, ибо если начаток излагаемаго повествования свят, то ясно, что освятилась вместе с ним и закваска всей его жизни. И так, сей Кириак, имевший просвещенную душу, родом был из Еллады, из города Коринфа; родители его были - отец Иоанн, пресвитер святой Божией кафолической церкви в Коринфе, мать же Евдокия. От них он родился в конце царствования Феодосия младшаго, месяца Января в 9-й, втораго индиктиона2. Он приходился племянником по матери Петру, епископу Коринфскому3, который сделал его еще в отрочестве чтецом той же святой церкви. Сей авва Кириак, читая божественное Писание, как сам мне разсказывал, и еще юношей, проводя за ним день и ночь, удивлялся, как многообразно в род и род Бог прославлял тщавшихся благоугодить ему правым образом жизни, и явил их светильниками миру, и все с самаго начала устроил на спасение рода человеческаго.

2 Он прославил Авеля жертвою, Еноха почтил ради его угодности переселением, Ноя сохранил, подобно искре человеческаго рода, ради его праведности, Авраама явил отцом народов ради веры, приял благочестивое жречество Мельхиседека, Иосифа и Иова возставил жизнию как образцы терпения и целомудрия, Моисея поставил законодавцем, Иисусу Навину дал повелевать над солнцем и луною, Давида явил пророком и царем и прародителем страшнаго таинства, пламень Вавилонской пещи переменил в росу, Даниила научил принудить львов во рве воздерживаться от пищи, морское чудовище превратил в пророческий чертог. К этому, низумевал его ум, размышлявший о том, что выше сего - о таковом безсеменном рождении, о Деве и Матери, о том, как Бог Слово, не изменившись, сделалось человеком, честным своим крестом и воскресением совлекло адовы доспехи и попрало, торжествуя, лукаваго змия, и оживив Адама, умерщвленнаго собственным падением; паки возвело в рай. Когда Кириак размышлял о сем и сему подобном, умилилось сердце его страхом Божиим и он возжелал удалиться во святый град и отречься от дел житейских.

3 Предаваясь таким размышлениям, он в один воскресный день услышал слова Евангелия: «аще кто хощет пo Мне идти, да отвержется себе, и возмет крест свой, и пo Мне грядет» (Матф. 16:24), и тотчас выйдя из церкви и никому не сказав ничего, пришел в Кенхреи4 и взойдя на корабль, отправлявшийся в Палестину, прибыл в Иерусалим, на восемнадцатом году возраста, на восьмом году святительства в Иерусалиме Анастáсия5, на десятом царствования великаго царя Льва, в начале индиктиона6. И придя в святый град, он был принят иже во святых Евсторгием, мужем святым и блиставшим дарами Всесвятаго Духа, уже устроившим монастырь близ святаго града Сиона; раб Божий Кириак, проведя там зиму, пожелал поселиться в пустыне. И слыша почти ото всех разсказы о божественном Евфимие, просил великаго отца Евсторгия отпустить его с молитвою.

4 И будучи отпущен, он пришел в лавру великаго Евфимия и прилепившись там к Анатолию пресвитеру и Солимпию монаху, братьям по плоти, родом из Коринфа, знакомым ему с долгаго времени, поклонился великому Евфимию и был облечен в образ святыми его руками; оставаться же там тот ему не дозволил, ради юнаго его возраста7 но отослал его на Иордан к иже во святых Герасиму, так как великий Феоктист8 уже скончался: великий Евфимий совершенно остерегался иметь в своей лавре безбородых. Иже во святых Герасим, приняв его, приказал ему жить в общежитии, где он рубил дрова, носил воду, служил в поварне, с готовностию исполнял всякое послушание, дни проводил в трудах и скорбях, а ночи в молитвах к Богу, будучи весьма готовым на исполнение правила псалмопения и на работу.

5 Исполняя послушание в общежитии, он превосходил подвиги отшельников двумя особенностями: употреблением лишь хлеба и воды; масла, вина и смеси он не употреблял, так что великий Герасим, видя воздержание и подвиги юноши, удивлялся ему и любил его. В подтверждение сего он во время поста брал его в великую пустыню Рувы9, и там они безмолствовали до праздника Ваий, приобщаясь по воскресным дням из рук великаго Евфимия. По прошествии небольшаго промежутка времени, при кончине во Христе великаго Евфимия, иже во святых Герасим видел, как его душу провожают Ангелы и возносят на небо, и, взяв авву Кириака, пришел в его обитель и, похоронив тело, возвратился10. На девятый год пребывания аввы Кириака в Палестине, великий отец наш Герасим скончался и был увенчан венцом праведности, месяца марта в 5-й день, 13-го индиктиона, при чем игуменство прияли его братья Василий и Стефан. Тогда авва Кириак удалился и пришел в лавру великаго Евфимия; будучи принят игуменом Илиею, он взял келлию и безмолвствовал на 27 году своего возраста, ничего не приобретая от века сего.

6 Много он потрудился при постройке общежития, ибо тогда лавра преобразовывалась в общежитие11. Там был в то время некто Фома12 по имени, великий по жизни; авва Кириак, узнав об его добродетелях и преуспеваниях, прилепился к нему, совершенствуясь и упражняясь в духовной любви и следуя его образу жизни. Сей Фома, будучи послан диаконом Фидом13 в Александрию, приобрел у архиепископа покровы для жертвенника в строющуюся киновию. Тогда монастыри отцов наших Евфимия и Феоктиста были в единомыслии, имея общую жизнь и единое управление, находясь под одним икономом, по заповеди великаго Евфимия. По истечении двенадцати лет после его святаго успения, когда скончался авва Лонгин14, игумен обители аввы Феоктиста, и игуменство приял Павел, Саракин Теревон15, некогда крещенный и исцеленный иже во святых Евфимием, перед смертью оставил обоим монастырям значительныя средства. Когда же Павел стал упорствовать и завладел остатками и средствами Теревона, произошла смута и разделение монастырей.

7 Когда местности преподобнаго Евфимия возле монастыря разделились, Павел построил пирг на разделенных местностях и дал двести златиц на покупку странноприимницы для того, чтобы ему одному удерживать за собою общую странноприимницу во святом граде. Тогда иноки обители великаго Евфимия приобрели также за двести златиц странноприимницу у отцов лавры Сука, близ столпа Давидова. Авва же Кириак, оскорбев в уме по причине происшедшаго разделения монастырей, удалился в лавру Сука под конец 8-го индиктиона16 и в различные годы проходил четыре послушания: пекаря, больничнаго, странноприимника и иконома. Дослужив всем отцам и назидав их, он был возведен на степень священства: он был рукоположен во диакона в обитель великаго Евфимия и четыре года спустя был сделан ризничим17 и уставщиком на сороковом году своего возраста. Исполнив это послушание 13 леть, он сделался пресвитером и пробыл ризничим и уставщиком другия 18 лет.

8 Он уверял меня, говоря, что в течение толикаго промежутка времени - тридцати лет, когда он был уставщиком и ризничим, солнце не видело его ни ядущим, ни гневающимся. Говорил мне и то, что он не переставал бить в било в лавре к ночному псалмопению до тех пор, пока не окончит стихогласовать непорочны18. На 55 году возраста он передал обязанности ризничаго в третий индиктион и удалился в великую пустыню Натуфа19, имея с собою некоего ученика. И так как в этих местностях не находилось мелагрий20 для них, то он молил Бога ради нужды телесной дать им возможность питаться от растущих там скилл21. И уверовав в Создателя всех, могущаго превратить горькое в сладкое, он сказал своему ученику: поди, чадо, собери скилл и свари; и благословен Господь, ибо мы будем обрадованы ими. И ученик собрал и сварил, и подал с солью, и тотчас скиллы сделались сладкими, и они пребывали, питаясь ими, от того времени в продолжение четырех лет. По прошествии четырехгодичнаго срока некий муж из первых в селении Фекуе22, узнав об них от пасших скот в пустыне, пришел к нему, имея осла, навьюченнаго теплыми хлебами, и, сложив поклажу, ушел; и они ели хлеб.

9 И ученик, помимо согласия старца, сварив по обыкновению скилл, вкусил их и, не вынесши горечи, лежал без голоса. Старец же, узнав причину несчастия, помолился над ним и поднял его; затем, преподав ему Пречистыя Тайны и возставив здравым, увещевал его, говоря: чадо, Бог творит чудеса всегда, но гораздо более во время необходимости и обстояния, и в особенности когда это относится к душевному спасению. И посему не бойся. И когда хлебы уже вышли и для них опять настала нужда, старец, опять благословив, приказал ученику приготовить из скилл пищу ко времени еды; ученик же боялся прикоснуться. И старец, взяв и благословив, и сотворив знамение креста, начал вкушать первый, и затем ученик, дерзнув, ел и остался невредимым. Когда же исполнялся пятый год его пребывания в Натуфе, некий муж из Фекуи, услышав об нем, привел к нему своего сына, сильнаго лунатика, и умолял его сотворить над ним молитву; старец же, сжалившись над ним, сотворил молитву о нем и, помазав его елеем святаго Креста, возставил здравым.

10 Этот муж из Фекуи, прияв своего сына здравым, разсказал о чуде, и, когда оно разгласилос по всем тем окрестностям, многие стали приходить к нему и его безпокоить. И авва Кириак, убегая от стечения, удалился во внутреннейшую пустыню Рувы23 и оставался там в течение пяти лет, довольствуясь корнями мелагрий и сердцевиною тростника. И некоторые, узнав, стали приходить к нему, приводя недугующих и одержимых нечистыми духами, и их он исцелял призванием Христа и знамением честнаго креста. Тогда, тяготясь большим стечением, он удалился из Рувы и вошел в совершенно пустынное и сокровенное место, где не жил никто из отшельников. Место это туземцами называется Сусаким24. Тут соединяются оба потока - новой лавры и лавры Сука25, весьма глубокие и ужасные. Некоторые говорят, что это реки Ифам26, про которыя Давид в величаниях к Господу говорит: «Ты изсушил ecи реки Ифамския» (Псалтырь 73:15). Проведя семь лет в Сусакиме во дни величайшей пагубы, он был отведен из Сусакима в лавру отцами лавры Сука, которые боялись надлежащаго страха и единодушно пришли к нему с мольбою и сильным воззванием. Сей авва Кириак, придя в лавру, оставался в отшельнической келлие иже во святых Харитона27 пять лет в борьбе с последователями Оригена.

11 Тогда и я, переселившись из обители великаго Евфимия в великую лавру блаженнаго Савы к авве Иоанну епископу и молчальнику, был послан им к сему авве Кириаку с посланием, которое повествовало о внутренней брани, происшедшей во святом граде и просило его ныне подвизаться в молитвах к Богу о том, чтобы низверглась гордыня ополчившихся в новой лавре против Христа ради учений Оригена, вместе с Нонном и Леонтием28. И я, прибыв в Суку и вместе с учениками его Зосимой и Иоанном придя к нему в пещеру иже во святых Харитона, и поклонившись ему, отдал ему послание, передав ему и устно то, что было сказано аввой Иоанном молчальником. Авва же Кириак, прослезившись, сказал: Скажи пославшему тебя: не будем малодушествовать, отче, ибо вскоре мы увидим смертную гибель Нонна и Леонтия и изгнание остальных из новой лавры, и истинные ученики блаженнаго Савы поселятся в новой лавре, а незаконные будут из нея изгнаны.

12 Я же сказал: Что же отче, они проповедуют? Так как они утверждают, что учения о предбытии и возстании безразличны и безопасны, приводя и следующия слова, сказанныя святым Григорием: «Любомудрствуй мне о мире, о материи, о душе, о разумных существах как высших, так и низших, о воскресении, о страстях Христовых: в этом и угадать истинное не безполезно, и ошибиться безопасно». На это старец ответил, говоря: Учения о предбытии не безразличны и не безопасны, но опасны и вредны, и богохульны. В подтверждение сего я попытаюсь в немногих словах очертить тебе их многообразное безбожие. Они говорят, что Христос не есть Единый из Троицы; они говорят, что тела наши по воскресении дойдут до конечнаго уничтожения, и перваго - тело Христа; они говорят, что Святая Троица не создала мир и что при возстании все разумныя существа, даже и демоны, будут в состоянии творить эоны29. Они говорят, что при воскресении тела наши возстанут эфирными и сферовидными, и утверждают, что таковым возстало и тело Христа; они говорят; что при возстании мы будем равными Христу.

13 Какой же ад изрыгнул это? научились они сему - да не будет! - не от Бога, глаголовшаго через Пророков и Апостолов, но от Пифагора и Платона, Оригена и Евагрия30 и Дидима31 приняли они эти нечистыя и безбожныя учения. Я же удивился, каким образом так безцельно и безразсудно они претерпели толикие труды на подобныя вредоносныя суемудрования и каким образом они так вооружили свои языки против благочестия. He должно ли им было скорее хвалить и славить братолюбие; гостеприимство, девство, нищелюбие, псалмопение и целонощное стояние, слезы сокрушения? не следовало ли им скорее угнетать тело постом и молитвою, переселяться к Богу, и из жизни делать заботу о смерти, не думая о подобных еретических безумиях? Старец же сказал: Но они не захотели идти смиренным путем Христовым, и «осуетишася помышлении своими и омрачишися неразумное их сердце: глаголющеся быти мудри, объюродеша» (Рим. 1:21). Сеятелем же всех плевел и виновником всех зол сделался Нонн, который прославившись после успения блаженнаго отца нашего Савы32, начал питать своих близких нечистым питием, имея помощником, защитником и соратником Леонтия Византийскаго.

14 И прежде всего он увлек в свою грязную ересь наиболее образованных, или скорее неразсудительных в новой лавре, и не удовольствовался ими, но старался передать свою заразу и в пустынные монастыри. Каких ухищрений не употреблял он для того, чтобы увлечь с собою и меня смиреннаго? Бог же через откровение указал мне грязь его ереси. Какия козни он не прилагал к тому, чтобы приобщить к своему зломудрствованию дружину Суки, и не был в силах потому, что я, благодатию Христовою, увещевал каждаго и побуждал не отставать от правой веры. И когда он старался поставить в нашей лавре игуменом поборника своей ереси, Петра Александрийскаго33, и поработить дружину, не был с состоянии, но дружина, возбужденная против, изъяла Петра из игуменства. И опять некоторые приверженцы Нонна, безстыдно возбуждаемые, поставили нам игуменом другаго Петра из Эллады, бывшаго поборником заразы Оригена. Но дружина, паки движимая духовною ревностью, изгнала Петра из игуменства и, уйдя в лавру блаженнаго Савы, взяла себе нынешняго игумена авву Кассиана34 родом из Скифополя, православнаго и украшеннаго словом и жизнью; и тогда с трудом могли мы оттолкнуть поборников Оригена.

15 Когда раб Божий Кириак разсказал мне это и узнав, что я из великой обители блаженнаго Евфимия, обрадовался и сказал: вот, ты мой сокиновит. И затем он начал разсказывать мне многое о самих иже во святых Евфимие и Саве, что я поместил в двух сочинениях, уже написанных об них. И таким образом, напитав мою душу такими разсказами, он отпустил в мире. Когда же некоторые начали безпокоить его в пещере иже во святых Харитона, и вождь последователей Оригена Нонн умер, и их владычество прекратилось, а брань на православных сокрушилась и зловерные занялись междоусобною бранью, то старец, оставив заботу, удалился паки из пещеры святаго Харитона в Сусаким на 99 году жизни и безмолствовал там 8 лет. Я, пожелав поклониться ему, пришел в лавру Сука и, взяв с собою ученика его Иоанна, пошел в Сусаким, каковое место отстоит от лавры Сука на 90 стадий. Когда мы приближались к месту, нам попался огромный и страшный лев, и когда я испугался, авва Иоанн сказал мне: не бойся ничего. И лев, увидя, что мы идем к старцу, уступил нам место.

16 И старец, увидев нас и обрадовавшись, сказал: вот сокиновит мой Кирилл. И сказал ему авва Иоанн: он совершенно перепугался, увидев льва. И сказал мне старец: не бойся ничего, чадо. Этот лев живет у меня здесь и охраняет мелкия овощи от диких коз. И разсказав мне многое про святаго Евфимия и про других отцов этой пустыни, предложил вкусить. Когда же мы вкушали, то лев стоял пред нами, и старец, встав, дал ему укрух хлеба и послал стеречь овощи. И старец сказал мне, что лев не только сторожит овощи, но и отгоняет разбойников и варваров. Когда я провел у него один день и достаточно насладился его учением, он на следующий преподал мне благословение и, сотворив мне молитву, отпустил вместе с учеником своим в мире. И так выйдя, мы нашли льва сидящим на пути и пожирающим дикую козу; этот лев, увидев, что мы остановились и не дерзаем продолжать путь, оставил животное и удалился до тех пор, пока мы не миновали его. И так как в этой местности нет бассейна, то старец соорудил себе в камне ямы и зимою собирал в них воду, которая в обилии служила ему и для пользования, и для поливки овощей в течение целаго лета.

17 Однажды в Июле месяце не хватило воды, и он был в большом стеснении, и, устремив очи к Богу, молился ему, говоря: Господи Боже, даждь мне немного воды ради необходимой потребы смиреннаго этого тела. И услышал его Бог, и тотчас взошло небольшое облако над Сусакимом и оросило кругом келию его и наполнило все его ямы между камнями. Я считаю заслуживающим внимания упомянуть здесь о душеполезных разсказах, которые разсказал мне авва Иоанн. Когда мы шли по пустыне, он показал мне некое место, про которое сказал, что это гробница блаженной Марии. Я же, удивившись сему, просил его разсказать об этом. Он же сказал в ответ, что не задолго перед этим, когда я уходил вместе с соучастником моим аввою Параммоном к авве Кириаку, взглянув издалека, мы увидали кого-то, подобно человеку, стоявшаго близ дикаго тамариска и, подумав, что это один из тамошних отшельников, ибо в этих местностях было много отшельников, поспешили, чтобы поклониться ему.

18 Когда же мы приблизились к месту, он сделался невидимым, мы же, пораженные страхом и робостью, стали на молитву, полагая, что это лукавый дух, и, по окончании: аминь, осмотревшись там и сям, обрели подземную пещеру, в которую спустившись, как мы полагали, скрылся от нас истинный раб Божий. Приблизившись к пещере, мы его молили и заклинали, говоря: не лишай нас, отче, твоих молитв и благаго свидания с тобою. Он же, едва ответив, сказал: что хотите вы от меня? Я ведь женщина. И она спросила нас, говоря: куда вы идете? Мы же сказали: мы идем к отшельнику авве Кириаку, но скажи нам, как твое имя и как ты живешь, и как ты здесь очутилась? Она же сказала: проходите; и когда вы вернетесь, я скажу вам. Когда же мы утверждали, что не уйдем никуда прежде чем она скажет об себе, она ответила, говоря: имя мое: Мария зовусь я. Я была певчею светаго Христова Воскресения и диавол соблазнил многих на меня; и я, убоявшись, чтобы как либо не сделаться ответственною за соблазн их и не присоединить прегрешения к моим прегрешениям, молила Бога избавить меня от вины в их соблазнах.

19 Однажды, умилившись сердцем, вследствие страха Божия, я спустилась к святому Силоаму и зачерпнула воды в этот сосуд; я взяла также и эту корзинку моченых овощей и ночью вышла из святаго града, предав себя Богу, который и привел меня сюда; и вот я живу здесь 18 лет. И благодатию Божиею ни вода не изсякла, ни корзинка с моченьем не оскудела до сегодняшняго дня, и я не видала человека, исключая вас сегодня. Но, ступайте, сказала она, и исполните ваше послушание, a нa обратном пути навестите меня. Услышав это, мы отправились к авве Кириаку и возвестили ему и об этом; он же, услышав, удивился и сказал: слава тебе, Боже, что ты имеешь стольких сокровенных святых. Но, ступайте, чада, и как она сказала вам, так и сотворите. И взяв благословение святаго старца, мы пришли к пещере и постучавшись, по обычаю отшельников, так как никто не отвечал, вошли, и обрели ее скончавшеюся. И не имея в чем ее положить во гроб и похоронш, пошли в нашу лавру Сука и принесли все потребное и, опрятав ее, погребли в пещере, завалив дверь каменьями.

20 Это разсказал авва Иоанн, и я счел необходимым, как было сказано, передать письму на умиление слушающих и читающих и на прославление Христа, дающаго до конца постоянство Своей любви. Ho следует разсказу возвратиться к авве Кириаку. Когда он исполнил восем лет в Сусакиме и достиг глубокой старости, то отцы лавры Сука, придя привели его в пещеру иже во святых Харитона, после удаления приверженцев Оригена из новой лавры. Когда он жил в пещере, я, смиренный, часто приходил к нему и получал большую пользу для своей души; он был совсем пожилой, исполнивши сто седьмой год. Он прибыл во святый град 18 лет, и оставался у иже во святых Герасима 9 лет, и в обители великаго Евфимия 10 лет, и провел в лавре Сука, отличаясь в различных послушаниях, 39 лет, и в пустыне Натуфа, питаясь скилами, 5 лет; он безмолствовал в Сусакиме 7 лет, и в пещере иже во святых Харитона 5 лет, и, удалившись опять в Сусаким, 8 лет.

21 За два года до его кончины отцы, придя, увели его, употребив много молений, в пещеру блаженнаго Харитона, когда он был уже, как сказано, совсем пожилым. И будучи толиким старцем, он оставался крепким и с охотою выстаивал правило псалмопения и собственноручно прислуживал приходящим к нему, нисколько не утомляясь, но будучи силен во всем в укреплявшем его Христе. Он был муж кроткий, доступный, пророческий, учительный, православнейший, высокий ростом, благовидный, имевший невредимыми все члены, и был во истину исполнен благодати и Духа Святаго. Впав после многих дней в телесную слабость, он призвал всех отцов лавры и целовав их почил в мире35, предав дух Господу и приял от него венец праведности, который Он обещал любящим ее. И теперь он в покоище праведных, молясь за нас, дабы и мы, последовав по стопам его, получили возвещенныя блага во Христе Иисусе Господе, с ним же слава Отцу и Святому Духу во веки веков. Аминь.

Примечания

  1. [1] Пал. пат. изд. И. Пр. П. общ. вып. 2.
  2. [2] 9 Января 449 г. Смерть Феодосия Младшаго относится к 28 Июля 450 г.
  3. [3] Принимал участие на Халкидонском соборе 451 г.
  4. [4] Портовый город в 70 стадиях от Коринфа, ныне "Кенкрие".
  5. [5] Патриарх Иерусалимский 458-478 г.
  6. [6] 457-474 гг.
  7. [7] Житие Св. Савы гл. 7.
  8. [8] 469 г.
  9. [9] Находилась у северо-западных берегов Мертваго моря.
  10. [10] Пал. пат. изд. И. Пр. П. общ. выпуск 6.
  11. [11] При патриархе Мартирие в 479-480 г. См. Пал. пат. вып. 2 гл. 62 и сл.
  12. [12] Отличный от Фомы из Апамеи, который упоминается в числе преемников Св. Евфимия в его житии гл. 72.
  13. [13] Пал. пат. вып. 2 гл. 63 и сл.
  14. [14] В 484 г.
  15. [15] Пал. пат. вып. 2 гл, 17 и сл.
  16. [16] В 485 г.
  17. [17] Кимелиарх, т. е. тот, кто хранит церковныя драгоценности.
  18. [18] Т. е. псалом 118.
  19. [19] Между обителью Св. Савы и Мертвым морем.
  20. [20] Корни ближайшим образом неизвестной травы, служившие пищей для пустынников.
  21. [21] Род дикой луковицы необычайно горькаго вкуса.
  22. [22] Ныне хирбет Теку́я, к югу от Вифлеема.
  23. [23] У северо-западных берегов Мертваго моря, между ним, нынешнею Иерусалимскою дорогой и лаврой Св. Савы.
  24. [24] Местность ближайшим образом неизвестяая.
  25. [25] Ныне мугарат-Харетун.
  26. [26]  Айн-'Атан между Вифлеемом и Уртасом, к востоку от прудов Соломона.
  27. [27] † ок. 340. Память 28 Сентября.
  28. [28] Пал. пат. вып. 1 гл. 72.
  29. [29] Термин, заимствованный из учения Валентианов и обозначает высшия существа, вроде полубожеств.
  30. [30] Из Понта, последователь Оригена.
  31. [31] Александрийский толкователь Оригена.
  32. [32] 5 Декабря 532 г.
  33. [33] Пал. пат. вып. 1, гл. 86.
  34. [34] Пал. пат. вып. 1, гл. 78, 88.
  35. [35] В 556 году.

Содержание

Содержание