Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
О СТДЬВ* Н ПРОВИДѢНІИ т. 821 ве посылай въ училища, не доставляй денегъ, не дѣлай ничего
ногу ща Го у величать для него имущество, но дѣла его поручн
•судьбѣ. Однакожъ тн не отваживаешься на это. Видишь ли, какъ
совсѣмъ не вѣра силѣ ея въ меньшихъ дѣлахъ, довѣряешь ей въ
большихъ? Если дѣйствительно судьба существуетъ, то позволь
дитяти и встунать въ сношенія съ дурными людьми, и развра¬
щаться вмѣстѣ съ развращенными: всячески, если это опредѣлено
«му судьбою и наэначено Парками, то будетъ полеэно и для тебя.
Дѣйствительно, говорятъ, дѣйствительно существуетъ судьба. Тогда
зачѣмъ же доставляешь хлопоты и себѣ самому, и другому? И
для чего я говорю относительно дѣтей, когда тн не отважишься
дѣлать этого, во всякомъ случаѣ, даже и въ отношеніи къ слугамъ,
но и угрожаешь, и стращаешь, и употребляешь всякіе способы,
•чтобы слуга у тебя сдѣлался прекраснымъ, и ве полагаешься на
рокъ? Почему же наказываешь, если онъ сдѣлался дурнымъ?
Вѣдь произошелъ грѣхъ не отъ него, а отъ рока, который его
толкалъ. Почему же хвалишь его, если онъ сдѣлался пре¬
краснымъ? Вѣдь не его—добродѣтель, а роковая. Лучше же ска¬
зать: никто не будетъ ня прекраснымъ,- ни худымъ. Человѣкъ, не
дѣлающій нн того, нм другого по собственному побужденію, но
получающій принужденіе отъинуду, не будетъ ни этимъ, ни тѣмъ.
Итакъ, почему же мы хвалимъ мужей? За что же порицаемъ? За
что проклинаемъ, ва что ублажаемъ другихъ? Видишь, до какой
нелѣпости довело насъ слово о судьбѣ? Никто не цѣломудренъ,
никто не распутенъ, никто не корыстолюбивъ, никто не справед¬
ливъ; и добродѣтель, и поровъ упразднены, и напрасно мы введены
въ эту настоящую жизнь, лучше же сказать: не напрасно, а даже—
на несчастіе. И какъ не нелѣпо быть толкаему въ грѣхъ принужде¬
ніемъ рока, а съ другой стороны, терпѣть крайнее наказаніе подъ
его же воздѣйствіемъ, вмѣсто того, чтобы пользоваться сожалѣ¬
ніемъ и состраданіемъ, — подвергаться ненависти и наказанію,
вмѣсто того, чтобы пользоваться почтеніемъ? Того, кто терпитъ
несправедливость и пострадалъ отъ насилія, слѣдуетъ не наказа¬
нію подвергать, а окружать почестями; а мы и терпимъ неспра¬
ведливость, и переносимъ наказаніе. ЧтЬ могло бы быть неразум¬
нѣе этого: ва то, что тяжко страдаемъ, ввергнутые въ грѣхъ, ва
это терпѣть и наказаніе? Судьба сотворила человѣкоубійцу, и бе¬
ретъ жизнь за то, что человѣкъ повиновался ей: какой догматъ
могъ бы быть пагубнѣе этого? Это похоже на то, какъ если бы.
кто, столкнувъ въ пропасть и овладѣвъ свергнутымъ, снова домо¬
гался наказанія его ва это; или—какъ еслибы кто, предавъ кого-
нибудь безчеловѣчной госпожѣ на изувѣченіе и въ жертву без¬
численнымъ бѣдствіямъ, потребовалъ наказанія преданнаго чело-