Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
718 ТВОРЕНІЯ СВ. ІОАННА ЗЛАТОУСТАГО. вошло пряно противное обычному. Вездѣ дѣла одерживаютъ верхъ
надъ словаки; а тогда слова одержали верхъ надъ дѣлами. Канинъ
образокъ? Мучители употребляли въ дѣйствіе огонь, желѣзо, пытки;
употребляли истязанія, мученія, бичеванія; совершенно истерзали
ребра его; но страдалецъ остался неодолинъ: онъ только говорилъ,
издавалъ одинъ только голосъ—и слово одержало верхъ надъ дѣ
лани. Изъ устъ мученика исходилъ святой голосъ—и вмѣстѣ
съ нимъ изливался свѣтъ блистательнѣе луча солнечнаго. Свѣтъ
этого луча таковъ, каково разстояніе отъ неба до венли, или лучше,
даже и этого всего разстоянія онъ не можетъ пройти, когда по¬
среди встрѣтится или кровля, или стѣна, или облако, или какое-
«7і нибудь другое тѣло, но отражается и дальнѣйшее движеніе его
преграждается этими препятствіями; а голосъ мученика, исшедпи
изъ святыхъ устъ его, воснесся на самое небо. Онъ прошелъ небо
небесъ; увидѣли его ангелы, и отступили,—архангелы, и посторо¬
нились; херувимы и прочія силы повели его вверхъ, и не прежде
остановились, какъ когда привели его къ самому престолу цар¬
скому. Послѣ этого голоса, когда тогдашній судья увидѣлъ, что всѣ
средства употреблены тщетно и напрасно, что онъ идетъ противъ
рожна и разбиваетъ адамантъ, что онъ дѣлаетъ? Онъ приступаетъ
наконецъ къ явному своему пораженію, и лишаетъ мученика на¬
стоящей жизни,—такъ какъ смерть мучениковъ есть явное пора¬
женіе убивающихъ и блистательная побѣда убиваемыхъ. Но по¬
смотри, какой ужасный и жестокій придумалъ онъ родъ смерти,
достаточно показывающій жестокость мучителя и мужество муче¬
ника. Какой же именно родъ вагни? Принесши мѣшокъ и напол¬
нивъ его пескомъ, онъ сажаетъ туда скорпіоновъ, вмѣй, ехиднъ и
драконовъ, сажаетъ вмѣстѣ съ ними и святого, и бросаетъ въ
море. И вотъ былъ мученикъ вмѣстѣ съ ввѣрями, и заключенъ
опять праведный человѣкъ вмѣстѣ, съ звѣрями; я сказалъ: опять,
чтобы вы вспомнили древнее повѣствованіе о Даніилѣ. Того заклю¬
чили въ ровъ, а этого посадили въ мѣшокъ; тогда привалили камень,
а здѣсь зашили мѣшокъ, сдѣлавъ для праведника еще тѣснѣйшую
темницу. Но эвѣри вездѣ уважаютъ тѣла святыхъ, въ посрамленіе
и осужденіе тѣхъ, которые почтены даромъ слова и удостоены
быть людьми, но чрезмѣрною лютостію своею затмѣааютъ свирѣ¬
пость дикихъ ввѣрей,—каковъ, конечно, былъ и этотъ мучитель.
И можно было видѣть дивное чудо, не меньшее чуда съ Даніиломъ.
Какъ тогда удивились вавилоняне, увидѣвъ его 'чревъ много дней
вышедшимъ ивъ рва львинаго, такъ удивились ангелы, видя душу
Юліана ивъ мѣшка н волнъ восходящею на небо. Даніилъ поразилъ
и побѣдилъ двухъ львовъ, впрочемъ тѣлесныхъ; этотъ поразилъ я