Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
670 ТВОРЕНІЯ СВ. ІОАННА ЗЛАТОУСТАГО. одно и тоже смотрѣли тиранъ и мученикъ,—у нихъ обоихъ были
одинаковы глаза плотскіе, но очи вѣры не одинаковы: тотъ смот¬
рѣлъ на настоящую жизнь, а этотъ взиралъ на будущую, къ ко¬
торой имѣлъ онъ воалетѣть; тиранъ видѣлъ сковороды, а мученикъ
видѣлъ геенну, въ которую тиранъ имѣлъ ввергнуть самъ себя. Если мы удивляемся Исааку, что онъ, будучи связанъ и по¬
ложенъ отцемъ, не соскочилъ съ жертвенника и не убѣжалъ,
видя поднятый на него ножъ,—то гораздо болѣе надобно удивляться
этому мученику, что онъ не былъ связанъ, не имѣлъ даже и нужды
въ узахъ и не дожидался рукъ палачей, но самъ для себя былъ
и Жертвою, и священникомъ, и жертвенникомъ. Посмотрѣвъ кру¬
гомъ и не видя ни одного ивъ братьевъ, онъ смутился и рѣшился
поспѣшить и достигнуть того, чтобы не отдѣлиться отъ этого
прекраснаго сонма. Вотъ почему онъ н не дожидался рукъ пала¬
чей; онъ боялся состраданія тирана, чтобы этотъ, сжалившись
надъ, нимъ, не отторгъ его отъ общества братьевъ,—поэтому онъ
напередъ избавилъ себя отъ безчеловѣчнаго человѣколюбія. А мно¬
гое могло тронуть тирана: юность возраста, мученія столь мно¬
гихъ братьевъ, которыми могъ бы насытиться и дикій ввѣрь (хотя
віб онъ не насытился), старость матери* и то, что для него не было
никакой пользы отъ казни предшествовавшихъ. 2. Представивъ все это, юноша предалъ себя на мученіе, ко¬
тораго избѣгать не слѣдовало, и бросился на жаровню, какъ бы
въ источникъ прохладныхъ водъ, считая ее божественною банею
и крещеніемъ. Какъ люди, палимые жаромъ, видаются въ струи
холодной воды, такъ онъ, пламенѣя любовію къ братьямъ, устре¬
мился на эту казнь. Притомъ и мать присовокупила увѣщаніе, не потому, чтобы
онъ имѣлъ нужду въ увѣщаніи, но чтобы ты увналъ опять твер¬
дость этой жены. Она ни при одномъ ивъ семи сыновей не по
казала материнской скорбя, или лучше, при каждомъ ивъ нихъ
испытала материнскую скорбь; не сказала самой себѣ: что это?—
сонмъ дѣтей похищенъ у меня; остался одинъ этотъ;-послѣ него
мнѣ угрожаетъ бевчадіе; кто же будетъ питать меня въ старости,
если этотъ умретъ?—не довольно ли было бы для меня отдать
половину, а если не половину, то двѣ части (сыновей)?—неужели
и этого, который одинъ остался мнѣ на утѣшеніе въ старости,
неужели и его еще отдамъ? Ничего такого она не сказала и не
подумала, но словеснымъ увѣщаніемъ, какъ бы руками, поднявъ
положила сына на жаровню, прославляя Бога за то, что Онъ
принялъ весь плодъ чрева ея, и, никого не отвергнулъ, но собралъ
всѣ плоды съ дерева. Итакъ, я смѣло могу скавать, что она вы¬
терпѣла больше дѣтей, потому что у нихъ самое изнеможеніе уба-