Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
о сватомъ вавилъ. 607 для спасенія людей, а не объявлять еще о себѣ народу, что это—
ихъ подвиги, раввѣ когда заставитъ какая-нибудь необходимость;
необходимостію же я опять навиваю попеченіе о спасаемыхъ, какъ
и было тогда. Такъ какъ зло оболыценія усиливалось, то наконецъ
открывается намъ и побѣда, но открывается не побѣдителемъ, а
самимъ побѣжденнымъ. Такъ вто свидѣтельство стало несомнѣн¬
нымъ -и для „враговъ, когда святой и при наставшей необходимости
уклонился говорить о самомъ себѣ; а такъ какъ заблужденіе и та¬
кимъ образомъ не прекращалось, но безчувственнѣйшіе камней еще
продолжали упорно призывать побѣжденнаго н оставались слѣпыми
въ столь явной истинѣ, 'то по необходимости ниспосланъ былъ
огонь на идола, чтобы чрезъ этотъ пожаръ погасить другой по¬
жаръ—ндолослуженія. 19. Дтакъ, для чего ты упрекаешь демона, говоря: „ среди са¬
маго почитанія ты быстро удалился?" Не добровольно онъ уда¬
лился, но прогнанъ и изверженъ противъ воли и по принужденію
тогда, когда особенно хотѣлъ оставаться н ради дыма и ради
жертвъ. Дѣйствительно, тогдашній властитель, какъ будто для того
и царствовавшій, чтобы истребить животныхъ всей вселенной, такъ
нещадно завалахъ овецъ и воловъ при жертвенникахъ и дошелъ
до такого неистовства, что многіе и изъ почитаемыхъ у нихъ фи¬
лософами называли его поваромъ, мясникомъ и тому подобными
названіями. Отъ столь обильной трапезы, и смрада жертвъ, и дыма,
и потоковъ крови не удалился бы добровольно демонъ, который и
безъ этого, какъ говоришь ты, оставался тамъ по безумной стра¬
сти въ возлюбленной. Впрочемъ, остановивъ пока наше слово, по¬
слушаемъ ватѣмъ плача софиста. Оставивъ Аполлона, къ Зевсу
обращается онъ опять съ воплями, говоря: „ какого, о, Зевсъ, ли¬
шились мы пристанища для страждущей души; какъ свободна отъ
шума мѣстность Дафна, а еще свободнѣе—храмъ, какъ бы пристань
въ пристани, устроенная самою природою; оба они свободны отъ тре¬
волненій, но еще больше спокойствія доставляетъ второй; кто не
избавлялся танъ отъ болѣзни, кто—отъ страха, вто—отъ скорби, вто
пожелалъ бы острововъ блаженныхъ?" Какого же пристанища лиши¬
лись мы, нечестивый? Болѣе ли свободно отъ шума это капище и ка¬
кая неволнуемая пристань тамъ, гдѣ флейты, тимпаны, бевчинства,
пирушки н попойки? Кто не избавлялся тамъ, говоритъ онъ, отъ
болѣзни? Но вто изъ приверженныхъ въ тебѣ не получалъ тамъ
болѣвни, хотя прежде былъ и вдоровъ, и притомъ болѣвни самой
тяжелой изъ всѣхъ? Кто покланяется демону и слушаетъ басню о
Дафнѣ и видитъ такое неистовство бога, что онъ и по исчезно¬
веніи его возлюбленной еще сидитъ на томъ мѣстѣ и при томъ
же деревѣ, тотъ какого не получитъ отсюда пламени неистовства,