Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
522 творкшя св. іоанна златоустаго. дуйтеся мнѣ (Фил. іі, 18); и при видѣ опасностей, обидъ и вся¬
каго безчестія, также ликовалъ, и въ посланіи въ Коринѳянамъ
говорилъ: тѣмъ же благоволю въ въ. досажденіихъ, во изгнаніихъ (2 Кор. хи, 10). Все ото онъ называлъ оружіемъ правды,
выражая, что и отсюда онъ получалъ величайшую пользу, и со
всѣхъ сторонъ былъ неуловимъ для враговъ. Вездѣ встрѣчая удары,
оскорбленія, злословія, онъ, совершая какъ бы торжественное ше¬
ствіе и воздвигая по всей землѣ непрерывные трофеи, восхищался
и возносилъ благодарность Богу, говоря: Богу же благодареніе,
всегда побѣдители насъ творящему (2 Кор. п, 14). Безчестія и оскорбленія за проповѣдь онъ искалъ больше, чѣмъ
мы—чести, смерти больше, чѣмъ мы живни, бѣдности больше, чѣмъ
мы богатства, трудовъ больше, чѣмъ другіе повоя, и не просто
больше, но гораздо больше, печали больше, нежели другіе радо-
480 сти, и молитвъ за враговъ больше, нежели другіе молитвъ про¬
тивъ враговъ. Такимъ образомъ онъ превращалъ порядокъ вещей,
или—лучше—мы превратили его, а онъ соблюдалъ его такъ, какъ
установилъ Богъ. Все первое естественно, а послѣднее напротивъ.
Кто служитъ тому доказательствомъ? Павелъ, который былъ чело¬
вѣкомъ и однако искалъ перваго больше, нежели послѣдняго.
Одно только было для него страшно и опасно,—оскорбить Бога,
а болѣе, ничто; равно и вожделѣннымъ для него было не что иное,
какъ угождать Богу; не говорю: ничто ивъ настоящаго [не было
для него вожделѣнно], но даже и ивъ будущаго. Не говори мнѣ
о городахъ, народахъ, царяхъ, войскѣ, оружіи, богатствѣ, началь¬
ствѣ и власти,—это онъ но считалъ даже и ва паутину; но пред¬
ставь то, что на небесахъ, и тогда увидишь силу любви его ко
Христу. Питая эту любовь, онъ не удивлялся достоинству ни ан¬
геловъ, ни архангеловъ, и ничему другому подобному, потому что
имѣлъ въ себѣ то, что выше всего,—любовь Христову,—и съ нею
онъ считалъ себя блаженнѣе всѣхъ, а безъ нея не желалъ быть
ни съ Господствами, ни съ Началами, ни съ Властями; съ этою
любовію онъ лучше желалъ быть въ числѣ послѣднихъ и нака¬
зываемыхъ, нежели безъ нея въ числѣ высшихъ и получающихъ
почести; единственное наказаніе для него было — лишиться этой
любви: это было для него геенною, мученіемъ, вёрхомъ волъ; равно
какъ имѣть ее было наслажденіемъ: въ этомъ для него была живнь,
міръ, ангелъ, настоящее, будущее, царство, обѣтованіе, верхъ благъ.
Все другое, что не относилось сюда, онъ не считалъ ни прискорб¬
нымъ, ни пріятнымъ, но презиралъ все видимое точно гнилую
траву. Властители и народы, дршащіе гнѣвомъ, казались ему ко¬
марами, а смерть, казни и безчисленныя мученія—дѣтскими игруш¬
ками, кромѣ развѣ, когда онъ терпѣлъ изъ-за Христа: тогда и ими