Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
28 ТВОРЕНІЯ СВ. ІОАННА 8ЛАТОУСТАГО. о злополучіи нашего города, для того, чтобы, сострадая матери,
вознесли общій отъ всей зенли голосъ къ Богу и единодушно умо¬
лили Царя небеснаго о спасеніи общей всѣмъ имъ матери и пи-
тательвицы. Недавно нашъ городъ подвергся землетрясенію, а те¬
перь сотрясаются самыя души жителей; тогда колебались основа¬
нія домовъ, теперь содрогается у каждаго самое основаніе сердца.
Всѣ мы каждый день видимъ смерть предъ глазами, живемъ въ
непрестанномъ страхѣ и терпимъ накаваніе Каиново, страдая бо¬
лѣе, нежели заключенные въ темницѣ, н выдерживая осаду не¬
обыкновенную и новую, ужаснѣе которой и вообразить нельвя. Вы¬
держивающіе осаду отъ враговъ бываютъ заключены только внутри
городскихъ стѣнъ, а для насъ и площадь сдѣлалась недоступною
и каждый заключенъ въ стѣнахъ своего дома. И какъ для осаж¬
денныхъ не безопасно выйти за городскую стѣну, по причинѣ окру¬
жающихъ ее враговъ; такъ для многихъ изъ жителей вашего го¬
рода не безопасно выйти изъ дома и явиться на площади, потому
что вездѣ ловятъ виновныхъ и невинныхъ, хватаютъ среди пло¬
щади и влекутъ въ судъ беэъ всякаго раэбора. Поэтому господа,
вмѣстѣ съ слугами своими, сидятъ въ домахъ своихъ, какъ свя¬
занные. Кто схваченъ? Кто посаженъ въ темницу? Кто сегодня
Зв наказанъ? Какъ и какимъ образомъ? Вотъ о чемъ только и вы¬
вѣдываютъ и спрашиваютъ они у всякаго, у кого только можно
узнать безопасно. Они влачатъ живнь, которая жалче всякой смерти:
принуждены каждый день оплакивать чужія бѣдствія, трепещутъ
за собственную безопасность, и ничѣмъ не лучше мертвыхъ, по¬
тому что сами давно умерли отъ страха. А еслибы кто, не имѣя
ѳтого страха и безпокойства, и захотѣлъ выйти на площадь, то
печальный видъ ея тотчасъ прогналъ бы его домой: онъ увидѣлъ
бы, что тамъ, гдѣ 8а нѣсколько дней предъ тѣмъ людей было бо¬
лѣе, нежели волнъ въ рѣкѣ, бродитъ одинъ, много два человѣка,
и то съ поникшимъ лицемъ и въ глубокомъ уныніи. Теперь все
прежнее многолюдство исчезло. Непріятенъ видъ лѣса, въ кото¬
ромъ вырублено множество деревьевъ, или—видъ головы, во многихъ
мѣстахъ лишенной волосъ: такъ и нашъ городъ, когда меньше
стало въ немъ людей и только немногіе появляются тамъ и здѣсь,
сдѣлался скучнымъ и на всѣхъ, кто ни посмотритъ на него, на¬
водитъ густую мглу скорби. И не только городъ,—самый воздухъ
и даже свѣтлый кругъ солнца, кажется, теперь помрачился скор¬
бію и сдѣлался темнѣе, не потому, чтобы измѣнилось свойство
стихій, но потому, что наши глаза, омраченные мглой печали, не
могутъ ясно н съ прежнею легкостію принимать свѣтъ солнеч¬
ныхъ лучей. Теперь сбылось, 'что нѣкогда оплакивалъ пророкъ:
зайдетъ дли нихъ солнце въ полудне и померкнетъ въ день (Ам.