Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
272 ТВОРЕНІЯ СВ. ІОАННА 8ЛАТОУСТАГО. даже имени апостольскаго (1 Бор. хѵ, 8—9),—Петра, который
говорилъ: изыде отъ мене, яко мужъ грѣшенъ есмъ (Лук. г, 8),—
Матѳея, который называлъ себя мытаренъ и во время апостольства
(Мато. х, 3),—Давида, который взывалъ и говорилъ: беззаконія
моя превзыдоша главу мою, » яко бремя тяжкое отяютлша на
мнѣ (Псал. хххѵп, 4),—Исаію, который рыдалъ и съ плачемъ
вопіялъ: яко нечистъ есмъ и нечисты устнѣ имый (Иса. ѵі, 5),—
трехъ отроковъ, которые въ пещи огненной исповѣдали и говорили
о себѣ, что они согрѣшили, преступили законъ, и не сохранили
повелѣній Божіихъ (Дай. ш, 29—30),—Даніила, который плакалъ
о томъ же. Когда, перечисливъ этихъ святыхъ, я назвалъ осуж¬
дающихъ мухами и представилъ справедливую причину такого
сравненія, то есть, что, какъ тѣ (мухи) садятся на чужія раны,
такъ и осуждающіе уязвляютъ чужіе грѣхи, причиняя чрезъ это
болѣвнь и сообщающимся съ ними; когда дѣлающихъ противное
назвалъ пчелами, не тѣми, которыя причиняютъ болѣвии, но—ко¬
торыя устрояютъ ульи величайшаго благочестія и затѣмъ летаютъ
по лугу добродѣтели святыхъ: тогда-то, тогда показали вы нена-
сытимую свою любовь! Рѣчь наша продлилась (тогда) долго,
безмѣрно долго, какъ никогда еще не бывало, и многіе ожидали,
что отъ такой продолжительнбсти слова погаснетъ въ васъ усер¬
діе (къ слушанію); но выпито противное: въ васъ еще болѣе раз¬
горалось сердце, боівѣе воспламенялось усердіе. Игъ чего же ото
видно? Изъ того, что рукоплесканія подъ конецъ увеличились н
восклицанія усилились, и случилось то же самое, что бываетъ въ
печахъ. Бакъ тамъ сначала не очень ярокъ бываетъ блескъ огня,
но, когда пламя охватятъ накладенныя дрова, то я поднимается
на большую высоту; такъ точно случилось н въ тотъ день. Сначала
это собраніе волновалось не сильно; но когда рѣчь простерлась
далеко, обняла всѣ части предмета, и предложено было обильнѣй¬
шее наставленіе, тогда-то именно и разгорѣлась въ васъ охота
къ слушанію, и стали раздаваться сильнѣйшія рукоплесканія. По¬
этому я тогда, хотя и располагалъ было сказать меньше, нежели
246 сколько сказалъ, преступилъ однакожъ обыкновенную мѣру; а
лучше сказать, нисколько не преступилъ я мѣры, потому что ко¬
личество ученія привыкъ я измѣрять не множествомъ словъ, но
расположеніемъ слушающихъ. У кого слушатели нерадивы, тотъ,
хотя и совратитъ бесѣду, кажется скучнымъ; а у кого слушатели
усердны, внимательны н бодры, тотъ, если и далеко продлитъ рѣчь,
и тогда еще не удовлетворитъ желанію (слушателей). Впрочемъ, такъ какъ въ такомъ множествѣ слушателей есть,
конечно, и слабые, которые не могутъ прослѣдить (до конца) за
продолжительнымъ словомъ, то я посовѣтую таковымъ вотъ что: