Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
БЕСѢДЫ О СТАТУЯХЪ 11. 27 и теперь попустилъ это Богъ: тогда для того, чтобы тяжкими
испытаніями болѣе прославить праведника; теперь для того, чтобы
этимъ чрезмѣрнымъ бѣдствіемъ сдѣлать васъ болѣе смиренными
Дайте мнѣ оплакать настоящее. Семь дней молчалъ я, какъ друзья з*
Іова: дайте мнѣ теперь открыть уста и оплакать это общее бѣд¬
ствіе. Кто пожелалъ зла намъ, возлюбленные? Кто позавидовалъ
намъ? Откуда такая перемѣна? Ничего не было славнѣе нашего го¬
рода; теперь ничего не стало жалче его. Народъ, столь тихій и крот¬
кій и, подобно ручному и смирному коню, всегда покорный ру¬
камъ правителей, теперь вдругъ разсвирѣпѣлъ и натворилъ такихъ
бѣдствій, о которыхъ и говорить непристойно. Плачу я рыдаю
теперь—не о великости угрожающаго наказанія, а о крайнемъ
безразсудствѣ содѣланнаго. Если царь и нс оскорбится, и не разгнѣ¬
вается, не накажетъ насъ и не предастъ мученіямъ: то, скажи
мнѣ, какъ мы перенесемъ стыдъ отъ нашихъ дѣлъ? Отъ плача
прерывается моя бесѣда; едва могу открыть уста, двигать язы¬
комъ и произносить слова: тяжкая печаль, какъ узда, удерживаетъ
мой языкъ и останавливаетъ слова. Ничего не было прежде сча¬
стливѣе нашего города; теперь нѣтъ ничего горестнѣе его.
Жители его, какъ пчелы, жужжащія около улья, каждый зе
день толпились на площади, и всѣ доселѣ почитали насъ счастли¬
выми 8а такое многолюдство. Но вотъ теперь этотъ улей опустѣлъ;
потому что, какъ пчелъ (разгоняетъ) дымъ, такъ и насъ разгоняетъ
страхъ. И что сказалъ пророкъ, оплакивая Іерусалимъ, тб же и
намъ прилично сказать теперь: городъ нашъ сталъ,
отметнувшій листвія, и яко вертоградъ не имый воды (Ис. і, 30).
Въ неорошаемомъ саду торчатъ деревья беэъ листьевъ и плодовъ;
таковъ сталъ теперь и нашъ городъ: какъ оставила его помощь
Всевышняго, онъ опустѣлъ и лишился почти всѣхъ жителей. Нѣтъ
ничего любевнѣе родины; но теперь нѣтъ ничего горестнѣе ея. Всѣ
бѣгутъ изъ родного города, какъ игъ сѣти; оставляютъ его, какъ
пропасть, выскакиваютъ, какъ ивъ огня. Какъ отъ дома, объятаго
пламенемъ, съ великою поспѣшностію бѣгутъ не только живущіе
въ немъ, но и всѣ сосѣди, стараясь спасти хотѣ нагое тѣло; такъ
и теперь,-когда гнѣвъ царя, подобно огню, угрожаетъ упасть сверху,
каждый спѣшитъ удалиться и спасти хоть нагое тѣло, прежде
чѣмъ этотъ огонь, идя своимъ путемъ, не дойдетъ и до него. Наше
бѣдствіе стало загадкою: бевъ враговъ бѣгство; безъ сраженія пе¬
реселеніе; бевъ плѣненія плѣнъ! Не видали мы огня варварскаго;
ие видали и лица враговъ: а терпимъ то же, что плѣненные. Всѣ
знаютъ теперь о нашемъ бѣдствіи, потому что, принимая въ себѣ
нашихъ бѣглецовъ, слышатъ отъ нихъ о пораженіи нашего города. 2. Но я не стыжусь этого п не краснѣю. Пусть знаютъ всѣ