Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
172 ТВОРЕНІЯ СВ. ІОАННА 8ЛАТОУСТАГО. слава, и могущество, и честь, н все другое тому подобное. Такъ
и Павлу все вавалось малымъ, и блескъ настоящей жизпи—безпо¬
лезнѣе труповъ. Поэтому онъ и восклицалъ такъ: міръ рас- пяся(Гал. уі, 14); поэтому и насъ увѣщеваетъ онъ, говоря: гор¬
няя мудрствуйте (Кол. ш, 2). Горняя? О какомъ горнемъ гово¬
ришь, скажи мнѣ. О томъ ли, гдѣ солнце, гдѣ луна? Нѣтъ, гово¬
ритъ. О какомъ же? Гдѣ ангелы, архангелы, херувимы, серафимы?
Нѣтъ, говоритъ. Такъ о какомъ же? есть Христосъ одесную Бога сѣдя(Кол. пі, 1). Повѣримъ же этому и будемъ непрестанно
размышлять о томъ, что, какъ птичкѣ, попавшей въ сѣть, нѣтъ
пользы отъ крыльевъ, и напрасно и тщетно бьетъ она ими; такъ и
тебѣ нѣтъ пользы отъ разума, если ты попалъ подъ власть злой
похоти: сколько бы ни бился, ты—въ плѣну. Для того крылья у
птицъ, чтобы избѣгать сѣтей; для того у людей разумъ, чтобы
избѣгать грѣховъ. Какое же будемъ имѣть иззиненіе, какое оправ¬
даніе, когда мы неразумнѣе безсловесныхъ? Воробей, разъ пойманный въ сѣть и изъ нея улетѣвшій, и
лань, попавшая въ тенета и потомъ убѣжавшая, не легко попа¬
дутся въ нихъ опять, потому что опытъ для того и другой бы¬
ваетъ учителемъ осторожности; а мы, и часто бывъ уловлены
однимъ и тѣмъ же (грѣхомъ), впадаемъ въ него же; и, надѣлен¬
ные разумомъ, не подражаемъ предусмотрительности н осторож¬
ности безсловесныхъ. Сколько равъ, наприм., увидя женщину,
терпѣли мы тысячу бѣдъ,—возвращались домой съ возбужденною
похотію и мучились въ теченіе многихъ дней; однако не вразум¬
ляемся, но, едва уврачевали прежнюю рану, опять впадаемъ въ
тотъ же (грѣхъ), уловляемся тою же (похотію), и за краткое удо¬
вольствіе глазъ терпимъ постоянную и продолжительную скорбь,
лье Но если мы научимся постоянно повторять себѣ это изреченіе,
то избѣгнемъ всѣхъ бѣдъ. Величайшая сѣть — красота женская;
или вѣрнѣе, не красота женская, а сладострастный взглядъ. Мы
осуждаемъ вовсе не вещи, а себя и свою безпечность; и не гово¬
римъ: не будь женщинъ, но — не будь блудодѣяній; не говоримъ:
не будь красоты, во—не будь прелюбодѣянія; не говоримъ: не
будь чрева, но—да не будетъ пресыщенія; потому что не чрево
рождаетъ пресыщеніе, а наша безпечность. Не говоримъ, будто
все зло отъ того, что ѣдимъ и пьемъ: не отъ этого оно, а отъ
нашей безпечности и жадности. Діаволъ не ѣлъ и не пилъ — и
палъ; а Павелъ ѣлъ и пилъ—и взошелъ на небо. Сколько, слышу
я, говорятъ: если бы не было бѣдности! Заградимъ уста тѣхъ,
которые ропщутъ такъ, потому что говорить это — богохульство.
Итакъ скажемъ имъ: да не будетъ малодушія; бѣдность же вно¬
ситъ безчисленныя блага въ жизнь нашу; бевъ бѣдности и богат-