Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
150 ТВОРЕНІЯ СВ. ІОАННА З.ІАТОУСТАГО. глазами у себя тысячи смертей. И можно было видѣть пытвгс
внутри (судилища) и пытки внѣ его; тѣхъ (подсудимыхъ) мучили
палачи, а этихъ (женъ и сестеръ) сила природы и сердечное со¬
чувствіе; и внутри былъ плачъ, и внѣ плачъ: внутри (плачъ) ви¬
новныхъ, внѣ — ихъ родныхъ. Впрочемъ, не только эти. но и
сами судьи плакали въ душѣ, и страдали сильнѣе всѣхъ, будучи
вынуждены производить такое горестное дѣло. 2. А я, сидя тамъ и смотря на то, что и жены, и дѣвы,,
не выходившія изъ дома, теперь сдѣлались предметомъ общаго-
зрѣлища для всѣхъ, и почивавшія на мягкихъ постеляхъ лежали
на вемлѣ, и пользовавшіяся услугами столькихъ служанокъ, евну¬
ховъ и всякою другою роскошью теперь, лишась всего этого,
припадаютъ въ ногамъ всѣхъ, умоляя, чтобы каждый помогъ под¬
судимымъ по мѣрѣ силъ своихъ, и чтобы отъ всѣхъ была какъ бы
общая складчина милости,—(видя это) я припомнилъ изреченіе-
Соломона: суета суетствій и всяческая суета (Бккл. і, 2). Да,
увидѣлъ я исполнившимся на самомъ дѣлѣ, какъ это, такъ и
другое изреченіе, которое гласитъ, что всяка слава , яко цвѣтъ травный; изсше трава и цвѣтъ отпаде (Ис. хь, 6, 7).
Тогда обличилось безсиліе и богатства, и благородства, и знатно¬
сти, и заступничества друзей, и родства, и всего житейскаго,—по¬
тому что сдѣланный грѣхъ и проступокъ визпровергъ всю эту
помощь. И какъ мать воробьевъ, когда похищены будутъ дѣти ея,
прилетѣвъ и нашедши гнѣздо пустымъ, не можетъ вырвать похи¬
щенныхъ своихъ птенцовъ, но, летая около рукъ птицелова, вы¬
ражаетъ тѣмъ свою печаль; такъ дѣлали тогда и жены тѣ, когда
дѣти были похищены у нихъ изъ домовъ н, какъ бы въ сѣтяхъ
и тенетахъ, содержались внутри (судилища): онѣ не могли подойти-
и исхитить узниковъ, но выражали свою скорбь тѣмъ, что, рас¬
простершись у самыхъ дверей, плавали и воздыхали, и старались
быть блиэъ стражи. Это-то видя тогда, я привелъ себѣ на мысль
будущее страшное судилище, и сказалъ себѣ: если теперь, когда
судятъ люди, ни мать, пи сестра, ни отецъ, ни другой кто, хота
сами и невиновны въ учиненныхъ буйствахъ, не могутъ освобо¬
дить подсудимыхъ,—кто же на страшномъ судилищѣ Христовомъ,
защититъ насъ судимыхъ? Кто осмѣлится подать голосъ? Кто осво¬
бодитъ влекомыхъ на нестерпимыя мученія? Подсудимые были хоть
и первыми въ городѣ и цвѣтомъ благородства, однако рады
были бы, еслибы кто, взявъ у ннхъ все, даже, если нужно, и
самую свободу, далъ пмъ только пользоваться настоящею жизнью.
А когда день уже окончился и насталъ глубочайшій вечеръ,
н ожидаемъ былъ окончательный приговоръ, тогда всѣ были еще
въ большемъ смятеніи и молили Бога, чтобы случилось какое-