Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
144 ТВОРЕНІЯ СВ. ІОАННА 8ЛАТОУСТАГО. Съ виду одно—личина дружелюбія; а въ мысли другое—намѣреніе
братоубійства. Если бы Каинъ не впалъ, что это намѣреніе—злое:
ізз для чего бы сталъ скрывать его? И но совершеніи убійства, когда
Богъ спрашивалъ его: гдѣ есть Авель, братъ твой?—онъ опять
говоритъ: не вѣмъ, еда стражъ брату моему есмь азъ (Быт. іѵ, 9)?
Почему же онъ не признается? Не ясно лп, что онъ сильно осуж¬
даетъ самъ себя? Какъ отецъ его скрылся, такъ и онъ не при¬
знается; а послѣ обличенія самъ же говоритъ: вина моя, еже оставытися ми (ст. 13). Но язычникъ не принимаетъ этого; побесѣдуемъ же и съ нимъ, и, что сдѣлали мы относительно
природы, сразившись съ язычниками не только Писаніемъ, но и
умозаключеніями, то же будемъ дѣлать теперь и касательно совѣсти.
И Павелъ также, сражаясь съ ними, употребилъ этотъ способъ
доказательства. Что же говорятъ они? Нѣтъ у насъ, говорятъ,
врожденнаго закона въ совѣсти; Богъ не положилъ его въ природѣ.
Съ чего же, скажи мнѣ, съ чего ихъ законодатели написали
законы о бракѣ, объ убійствахъ, о завѣщаніяхъ, о залогахъ, о
непритѣсненіи ближнихъ и о многомъ другомъ? Нынѣшніе законо¬
датели, можетъ быть, научились отъ предшественниковъ, эти отъ
прежнихъ, а эти опять отъ древнѣйшихъ: но отъ кого научились
тѣ, которые вначалѣ и первые издали у нихъ законы? Не ясно
ли, что отъ совѣсти? Вѣдь они не могутъ сказать о себѣ, что
'были съ Моисеемъ,—что слушали пророковъ: какъ этому быть,
когда они Я8ычаики? Отсюда очевидно, что на основаніи вакона,
дарованнаго Богомъ человѣку вначалѣ, при сотвореніи, на осно¬
ваніи его они и постановили вавоны и изобрѣли искусства и все
прочее. И искусства такъ же изобрѣтены, т. е. первые люди дошли
до нихъ по внушенію природы. Такъ произошли и судилища, такъ
установлены и наказанія; о чемъ говоритъ н Павелъ. Многіе
изъ язычниковъ хотѣли спорить, и говорили: какъ Богъ будетъ
судить людей, жившихъ прежде Моисея? Не послалъ еще Онъ
законодателя, ве далъ закона, не послалъ ни пророка, ни апостола,
ни евангелиста: какъ же будетъ взыскивать съ нихъ? Поэтому
Павелъ, желая показать, что они имѣли врожденный законъ и
хорошо знали чтб должно дѣлать, сказалъ вотъ что: егда бо
не имуще закона, естествомъ законная творятъ: сіи закона не
имуще, сами себѣ суть законъ. Иже являютъ дѣло законное
написано въ сердцахъ своихъ. Какъ это—безъ письменъ? гиествующей имъ совѣсти и между собою помысломъ осуждаю¬
щимъ или отвѣщающимъ, въ день, егда судитъ Богъ тайная чело¬
вѣкомъ по благовѣстію моему, Іисусомъ Христомъ (Римл, и, 14,16).
И еще: елицы бо беззаконно согрѣгииша, беззаконно и погибнутъ:
и елицы въ законѣ согрѣшита, закономъ судъ пріимут* (ст. 12).