Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2

Полное собрание творений святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольскаго. Т.2. — СПб., 1896

Содержание
OCR
142 ТВОРЕНІЯ СВ. ІОАННА 8ЛАТ0УСТАГ0. ищи бблыпаго, но благодари ва то, что получилъ; не ропщи нвъ-ва
того, чего не получилъ; прославляй (Бога) за то, что знаешь, и
не соблазняйся изъ-за того, чего не внаешь. То н другое Богъ
устроилъ на польву; одно открылъ, а другое скрылъ—для твоего-
спасенія. Итакъ, одинъ способъ богопо8нанія, ивъ разсматриванія
природы, можетъ, какъ я сказалъ, валять насъ на много дней.
Впрочемъ; чтобы разсмотрѣть съ точностію устройство и одного
человѣка (съ точностію, говорю, возможною для насъ, а не съ
совершенною точностію: ибо, хотя мы сказали о многихъ свой¬
ствахъ вещей, но есть гораздо болѣе н другихъ непостижимыхъ,
которыя знаетъ создавшій Богъ, а мы не внаемъ всѣхъ ихъ);
итакъ, чтобы съ точностію разсмотрѣть все устройство человѣка
и открыть премудрость въ каждомъ членѣ, раздѣленіе и положеніе
нервовъ, жилъ, артерій, и устройство всего прочаго, для этого-
раскрытія не достало бы намъ н цѣлаго года. Посему окончимъ
вдѣсь это рагсужденіе, и давъ случай трудолюбивымъ и любозна¬
тельнымъ на основаніи сказаннаго разсмотрѣть и прочія части
природы, обратимъ слово къ другому предмету, который также
можетъ показать божественное промышленіе. Какой же это—дру¬
гой предметъ? Тотъ, что Богъ, вначалѣ созидая человѣка, даро¬
валъ ему естественный законъ. Что такое естественный законъ?
Богъ впечатлѣлъ въ насъ совѣсть, и поэнаніе добра и зла сдѣлалъ
врожденнымъ. Намъ не нужно учиться, что блудъ есть зло, а
цѣломудріе—добро; мы внаемъ это отъ начала. И для удостовѣ¬
ренія, что мы знаемъ это отъ начала, Законодатель, давая впослѣд¬
ствіи вавоны, н схававъ: не убій (Исх. хх, 13), не прибавилъ, что
убійство есть вло, а схавалъ просто: не Онъ только запре¬
тилъ грѣхъ, а не училъ о немъ. Почему же, схававъ: не
Онъ не прибавилъ, что убійство есть вло? Потому что совѣсть
предварительно научила насъ этому, н Онъ говоритъ объ этомъ
какъ уже съ знающими н разумѣющими. Но когда говоритъ о
другой заповѣди, не открытой намъ совѣстію, тогда не только
запрещаетъ, но прилагаетъ и причину. Такъ, полагая ваконъ о
субботѣ, и говоря: п день оке седмый да не сотвортин дѣла,
Онъ присовокупилъ и причину покоя. Какую? Зане день седмый
ночи Богъ отъ вспая дѣлъ Своихъ, яже нача творити (Исх. хх,
10, 11. Быт. и, 2); и еще:- яко рабъ былъ еси въ вемли Етпет-
стѣй (Второе, ххіг, 18). Почему же, скажи мнѣ, въ заповѣди
о субботѣ онъ присовокупилъ и причину, а касательно убійства
не сдѣлалъ ничего такого? Потому, что та не ивъ первоначальныхъ
и не открыта намъ совѣстію, но есть заповѣдь частная и времен¬
ная—поэтому она и отмѣнена впослѣдствіи,—а ваповѣдн необхо-
133 димыя и составляющія основаніе нашей жиэни суть: не , не