Творения Блаженнаго Иеронима Стридонскаго. Ч.6

Творения Блаженнаго Иеронима Стридонскаго. Ч.6. — Киев, 1880

OCR
Syntax Warning: Invalid Font Weight
Syntax Warning: Invalid Font Weight
Syntax Warning: Invalid Font Weight
Syntax Warning: Invalid Font Weight
ТОЛКОВАНІЕ НА КНИГУ ЕККЛЕЗІАСТЪ, ГЛ.

ГІІІ.

104

бѣдствій. Но,—о, неблагодарная забывчивость лтдей! какъ
только они избавились, какъ только съ города снята осада
и возвращена отечеству свобода, никто не помнитъ объ
этомъ мудромъ бѣднякѣ, никто не благодаритъ его за спасеніе, но всѣ честятъ богачей, не умѣвшихъ во время несчастія оказать никакой помощи. Еврей иначе объяснялъ
это мѣсто, именно такъ: Городъ не большой—это человѣкъ,
который у ФИЛОСОФОВЪ называется малымъ міромъ; и людей въ немъ немного,—членовъ, изъ которыхъ составляется
этотъ человѣкъ; когда же выступитъ противъ него царь
великій—діаволъ и будетъ искать мѣста, чрезъ которое
могъ бы вторгнуться въ яего, находитъ въ немъ простое,
мудрое и спокойное размышленіе внутренняго человѣка и
оно сохраняетъ городъ, обложенный осадою. Но когда человѣкъ избавится отъ опасности гоненія ли, или бѣдствій,
или какого либо другаго несчастія и грѣха, тогда тотъ
внѣшній человѣкъ, который враждебенъ оному человѣку
бѣдному и мудрому, не вспоминаетъ ο внутреннемъ человѣкѣ и не подчиняется его внушеніямъ, но снова живетъ
по своей свободѣ. Иначе: городъ не большой и людей въ
немъ не иного,—это Церковь, по сравненію съ цѣлымъ міромъ; противъ нея часто возстаетъ царь великій—діаволъ
(не потому, чтобы онъ былъ великъ, но потому что хвалится своимъ величіемъ) и облагаетъ ее осадою или гоненія, или другагорода бѣдствій; но находитъ въ ней человѣка бѣднаго и мудраго—Господа Іисуса Христа, Который
и обнищалъ ради насъ (2 Кор. 8, 9) и есть Сама Премудрость, и этотъ мужъ бѣдный освобождаетъ городъ своею
мудростію. Сколько разъ мы видали, какъ левъ сидящій
въ засадѣ съ богатыми, то есть сенаторами и князьями
вѣка сего, и замышляющій противъ церкви, былъ поражаемъ мудростію бѣднаго Онаго! И когда этотъ бѣдный побѣдитъ и въ городѣ будетъ возстановленъ миръ, то едва кто