XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
78
Тексты
И того дни дошли до села Еммауса, гдѣ Христосъ явился Луце
и Клеопѣ*. И тутъ мы стали начеватъ, а сами згорели от зною.
День весъ со арапами билися, что с собаками, а бѣгали, что от
бѣсовъ, - и такъ угорѣли. А день былъ жаркой, питъ-то хочится2,
а воды-то нетъ нигдѣ. И, пошедши, тутъ в прудѣ у араповъ
купили на грошъ воды, такъ напилися да и опочили3. Немного
повалялись, будто4 поотрадило. Слава Богу-свету!
Ну-ста, смотри же, нѣ та бѣда, инъ другая! Извощикъ нашъ,
арапъ, сталъ у меня денегъ просить: "Дай-де пара! Чемъ велбуда
кормитъ?" И я выневши ему и дал гривну, а онъ меня сталъ
бранить по-турецки: "Мало, дай-де еще!" Да и5 поднявши6 каменъ, да
ко мнѣ суется, а я, су7, также противу его поднялъ. Такъ онъ,
окаянной, разсердился, в зубы хочетъ ферснутъ. И, видя нашъ
л. 99. крикъ, // грѣки пришли к нам да стали разговаривать1: "Дай-де
ему, сабаке2, еще!" Я, су3, вынявши гривну да еще ему далъ, и онъ,
окаянной, зубы скрегчетъ, ходячи. Ему чаялъ, я грекъ; какъ греки
сказали ему, что: "Попасъ4 московъ, у него-де ферманъ потыша5
турча", - такъ онъ посмирняе сталъ баятъ.
Село Еммаусъ стоит под горою. Церковъ христианская зѣло
была хороша, а нынѣ турки коней запираютъ. Церковь та
поставлена на томъ мѣсте, где Христосъ Луце и Клеопѣ познался6 в
преломлении хлѣба. И на томъ мѣсте та церковь стоитъ; зѣло узороч-
на была, еще то строение царя Константина7*. А когда мы стали на-
чевать у села Еммауса, тогда лише ужасъ, по таборам8-то стонъ
стоитъ: иной бѣз глаза, у иного глава проломана, иной бѣз руки, иной
бѣз ноги; бабы-то плачутъ. Иной сказывает: "У меня 8 талерей
отняли"; иной скажет - "20"9, "30"; у иного одежду отняли, у иного
книги. А у черного попа из Царяграда, такъ у него, сказываетъ,
500 талерей отняли; ходит миленкой что чорная10 земля от печали.
Плачъ да крикъ стоит по табарам11. Ужасъ, пощади, Господи!
И утре рано пошли из села Еммауса, а поднималисъ бороною.
л. 99 об. Какъ // арапомъ не грабить?! Отнюдъ другъ друга не ждутъ: какъ
кто сѣлъ, да и пошолъ1, да и все тутъ. Меня бьютъ, а другой мимо
пошелъ; 2а того стали битъ, такъ я мимо пошелъ3. Да такъ-то
всѣхъ и перебѣрутъ по одному человѣку. Потом мы пошли из
села Еммауса, тогда на нас опять арапы напали и почали грабитъ и
битъ по-прежнему. Всего от Иеросалима4 верст съ5 5, а насилу
от нихъ, сабакъ6, выбились. А я таки, су7, за прежней промыслъ8
да также: "Боже, помози за молитвъ отца нашего Спиридона!"
Так-то меня Богъ и спасъ от плотныхъ бѣсовъ. А когда мы
взошли на верхь горы, тогда увидели святый град Иеросалимъ9 - тогда
арапы все пропали, что10 под землю провалились.