XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
74
Тексты
кви Святаго великомученика Георгия, какъ войдешъ в полуден-
ныя6 двери, на левой руке7. А в той церкви8 западныхъ вратъ нетъ,
толко полуденныя. А у того столпа стоит чюдотворной образъ
святаго мученика Георгия в киоте*, тотъ образ, на которой стре-
лялъ турчанинъ, а послѣ сталъ християниномъ9 да и замучился -
чти10 в чюдесехъ святаго Георгия. Мы же чюдотворный тотъ
образ по вся дни лобзахомъ.
В Ромли 3 подворья разныхъ вѣръ: 1. Греческое11; 2.
Армянское; 3. Француское и папежское. Францужское и армянское
подворье зѣло узорочно, полаты12 все каменныя, а греческое не
таково - да у грекъ и все13 хужи14! Они, злодѣи, богаты15, такъ лутчия16
л. 94 об. мѣста у турка откупили; а грекомъ всѣ худое дано, // для того что
греки оскудали.
А когда мы жили в Ромли, видели свадбы арапския, зѣло
страмны. Неделю цѣлую женихъ с невѣстою ходить по ночамъ по
улицам, по рядамъ1 многолюдно со свечами. А за женихом и пред
женихом множества2 народа мужеска пола и женска кричат3,
верещат. А ходятъ по всемъ улицамъ. А где придутъ к болшой4 улице5,
тутъ и остановятся. Да одинъ кой-то калдунъ выдетъ напред6 и
станетъ приговаривать, а за нимъ, помешкав мало, да вси7 кричат8:
"Хананея!" Да так-та да9 полуночи таскаются, а что у нихъ "хана-
нея" - шатунъ ихъ знаетъ. Да и христианския10 у них свадбы темъ
же обычаемъ.
А когда мы стали11 в Ромли за аропами12, тогда намъ
наместник присылалъ13 грамотки утешныя14, чтоб богомолцы не печало-
вались. А пронашивалъ15 намъ грамотки чернецъ, арапъ родом.
А проходилъ16 онъ мудро, надевъ железа святаго Георгия, в коихъ
онъ мученъ. Такъ арапы17 Георгия боятся да това18 человѣка не
трогаютъ, а желѣза целуютъ, а тому человѣку даютъ хлѣб и
овощъ.
И тутъ намъ живучи, скорбно было сил но: Еросалимъ19 бли-
ско, а арапы, собаки, не пропустят; толко за горами не видатъ
л. 95. Иеросалима20. // Увы да горе! А иныя помышляли и назад итти.
Колико бѣдство было на сухе и на море, а тут пришли подъ Еру-
салимъ1 да назад итъти2? Увы да горе! А сами3 помышляемъ:
"Владыко-человѣколюбче! Почто ты нас, 4свѣте наш5, не допус-
тишъ6 видети своего святаго града Иеросалима7 и живоноснаго
твоего гроба лобзати?" А сами думаемъ: "Уш-то8 не допущаютъ9
10грехи наши тяжкия11?" От коей печали и хлѣба лишилися. И
видя нас, скорбныхъ, того же града Ромли12 греческой вѣры подъя-
чей-арапъ, и позвал нас всѣхъ к себѣ в гости хлѣба есть, и учре-