XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
508
Л.А. Ольшевскаяу А.А. Решетова, СМ. Травников
ствовалъ (л. 15). Яркий пример ритмизации прозы - описание морской
болезни, которой страдал паломник:
ПЕРВАЯ РЕДАКЦИЯ ВТОРАЯ РЕДАКЦИЯ
...тогда морской воздух зело мне ...тогда морский возъдухъ зѣло
тяжекъ стал, потом и в том часе мнѣ тяжекъ стал, и в томъ часу я
занемоществовал и стал блевать занемощевалъ и сталъ кормъ
(л. 35). вонъ кидать, сирѣчъ блевать
(л. 54).
Описания подобного рода - редкость в тексте второй редакции
"Хождения", который сознательно и последовательно освобождался от всего, что
было связано с низкой действительностью, с телесным и греховным в
поведении человека. Рассказ паломника о морской болезни здесь сокращен и
лишен натуралистических подробностей (За 10 летъ пищу и ту вытянет
вон!); пропущено сообщение, что в Киеве грязно силно бываешь на Подоле;
нет упоминаний о том, как греки за едой помногу за щоку мгѣчутъ, а арабы-
разбойники дерутся между собой за кусок хлеба, вырванного из рук
паломника. В разряд сокращений попали также упоминание о Петровском
кружале в Москве (кабаке на улице Петровка), описание системы общественных
туалетов в Стамбуле и сравнение ее с московским обычаем, когда баба при
мужиках такъ и прудит.
Результат редакторской работы над текстом - изъятие сцен, где
присутствует "смеховое начало", идущее, по средневековым понятиям, от
дьявола. Из "Хождения" удалены следующие фрагменты: рассказ о том, как
спутники Лукьянова ходили в константинопольский зоопарк смотреть
льва, а тот оказался мертвым; сцена на корабле, когда паломники ладону
напустили поболе росова, чтобы турки-таможенники побЪжали и больше
их не видели, а купцы сохранили с десяток рублей; описание демонстрации
беем своего уважения к султану: целуя грамоту, он возлагает ее на главу,
затем прикладывает к челу, - о чем не без иронии рассказывает писатель-
путешественник. В сцене прения с греками о том, где рыба лучше, в
Константинополе или Москве, опущена авторская ремарка (да толко что
нелзя смеятся-то).
Редактор-старообрядец, атрибутируя текст ветковскому монаху
Леонтию, счел недопустимым в паломническом "Хождении" упоминание о
красоте польских евреек, описание нравов турчанок и гречанок. Кроме этого,
целенаправленно и повсеместно текст путевых очерков был освобожден от
вариаций на тему "пития хмельнова". Сокращению подверглись
воспоминания паломника о радушии киевского воеводы, угощавшего путников
пивом и вином, об игумене греческого монастыря в Царьграде, который
часто зывалъ къ себъ вина церковного пить, о монастырской трапезе в Иеру-