XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
502
Л.А. Ольшевская, А.А. Решетова, С.Η. Травников
то бы содомь быль в церкви Великой и уголовъшина бы была" - а так ту-
рокъ всякой вЪре разрядъ чинить, когда свой праздникъ, кой они празну-
ютъ, иныхъ вЪръ ни блиско ни припускаютъ (л. 189). В текст вводятся
подробности о пещере, где был погребен Лазарь: она глубока - три лестницы с
поворотами, а лестницы куликоватые; в ней темно, нельзя идти без огня
(л. 211 об.). Редактор помещает в "Хождении" подробный рассказ об изво-
щике-арабе, который отбивал паломников от разбойников, давая иному
грошъ, а иному кусъ табаку (л. 224-224 об.). Развернуто описание морской
пристани в Иоппии; объяснено, почему она недобрая и зимой капитаны
избегают здесь останавливаться; добавлен лирический фрагмент о прогулках
паломника по берегу моря и переживаниях в связи с долгим ожиданием
прихода корабля (л. 225-225 об.). Описание обратного пути на Русь дополнено
подробностями о морском плавании, например, рассказом о том, как из-за
сильного бокового ветра корабль отклонился от курса вправо на 200 верст
(л. 238).
Для второй редакции характерно усиление публицистической
направленности произведения. Появляются выпады в адрес иноверцев в описании
пещер монастыря Саввы Освященного, где все построено на антитезе: прежде
жили монахи - теперь басурманы, раньше здесь были молитва, пост и
слезы - ныне жертва дияволу тутъ приноситца (л. 171). Возросла
тенденциозность в изображении греческого духовенства, что в целом не
противоречило авторскому замыслу - доказать утрату древнего благочестия на
христианском Востоке. Во второй редакции сатирический портрет греческого
духовенства дополнен новыми чертами: живутъ в Цареграде да собакъ бъютъ,
ходя по улицам; церквами Божиими торгуютъ (л. 97 об.). Рассказ о мнимом
столпнике, обосновавшемся рядом с лаврой Саввы Освященного,
завершается полной сарказма репликой: Такия-та у грЪкъ столпники объманшикиі
(л. 172 об.). В перечень прегрешений греков, которые в шапках Богу
молятся, с кушинъцами во отходъ ходят, редактор вводит новое обвинение -
рубаху в штанахъ носят (л. 98 об.), что выдает в нем старообрядца.
Антигреческое начало "Хождения" усилено выводом, что у греков
нравы и поступки всѣ босурманския, а что прежния ихъ бывали нравы христи-
янския, тЪхъ у нихъ отнюдь и слЪду нЪтъ (л. 98 об.), что греки "оскудали
и вЪрою, и имЪниемъ" (л. 142). Главная отличительная черта греков, на чем
акцентирует внимание редактор, - это чрезмерная гордость: они не могут
наказать жен и детей, чтобы те не потурчились; а гордосьтию надъменны\
(л. 99 об.); новый греческий патриарх, ставший им благодаря даче (взятке)
турецкому султану, едет с великою гордостию (л. 104 об., в первой
редакции - помпою и пыхою). Стремление к освобождению текста путевых
записок от "низких" подробностей, поразительное чувство меры во всем,
приводит редактора к тому, что он снимает обвинения в адрес греческих духовных
властей в гомосексуализме, не упоминает, что греки содомства насыпаны и