XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
481
ниями (огней ночного Стамбула с каменьем драгим; египетских городов и
сел с песком морским), в том числе и теми, которые возникли на основе
народных поговорок (путешественники всю ночь что рыба на уде пробились;
турки стали ни живы ни мертвы; палеевцы что молнии из глаз мелькнули).
Речи Лукьянова нельзя отказать в меткой афористичности (все сперва,
всякое дЪло с приступу лихо, а потом обуркается, так и знакомо станет).
В "Хождении" часто встречаются характерные для народной речи
словосочетания, основанные на тавтологии (мостить мосты; дарами дарить;
многое множество; в договоре договорено; в отходы ходят). Писателю,
безусловно, свойственно особое, поэтическое видение мира, причем образность,
метафоричность его речи основана прежде всего на житейском опыте.
Арапы, по словам Лукьянова, осыпали караван паломников что пчелы, а
ограбленный ими поп из Царьграда ходил что чорная земля от печали. Он
заставляет читателя в ярких, зримых образах представить картину, когда огонь,
сошедший с небеси на предел Гроба Господня; поигра, яко солнце к воде бле-
скаяся, - и поверить в реальность чуда.
Иоанн Лукьянов, как показывает анализ стиля его путевых записок, был
одним из образованных и начитанных людей своего времени. Он мог
творить в витийственной манере "плетения словес" древнерусских книжников и
ораторов петровской эпохи, но определяющей для него стала ориентация на
живой разговорный язык. Вслед за протопопом Аввакумом он с полным
правом мог сказать:
... и аще что реченно просто, и вы, Господа ради, чтущий и слышащий, не
позазрите просторечию нашему, понеже люблю свой русской природной
язык, виршами философскими не обык речи красить, понеже не словес
красных Бог слушает, но дел наших хощет... того ради я и не брегу о
красноречии и не уничижаю своего языка русскаго...118
118 Житие протопопа Аввакума... С. 53-54.
16. Хождение в Святую землю...