XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
480
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
сближает их речь с народной116: Будетъ-де подарки есть у него, такъ дамъ-
де ему кЪлъю; Никакъ, малъ, онъ пьянъ, вашъ патриархъ-та; Куда, молъ,
на турки-ma ужасъ напалъ от московскаго государя; Да что, су, и удив-
лятся? (л. 18, 72).
Ритмизация прозы - одна из общих черт произведений
старообрядческой литературы. Особый ритмический рисунок повествования у
Лукьянова создается за счет развитой системы аллитераций и ассонансов {нанимали
волохъ, такъ волами ихъ возы вывезли - л. 12), повторов лексического
характера (Корабль подлЪ берега б-ѣжитъ, подлЪ берега трется - л. 15), но
чаще всего за счет внутренней глагольной рифмы, когда ритмизация прозы
достигается созвучием окончаний глагольных форм: мы же начахом жити
и Бога благодарити; а нужда стала: хлеба на караблях не достало; да ему
Богъ далъ - ничто не пострадалъ. Двустишия Лукьянова (... куда они
каноны-то дели? Знать во окно улетелиі) поразительно близки по своей
структуре и языку к двустишиям Аввакума (Из моря напился, а крошкой
подавился).
Ориентация на просторечие, общий сниженный стилевой колорит
описаний приводит к появлению в "Хождении" бранной лексики. Впрочем, обилие
бранных слов и выражений в тексте произведения объясняется также
несдержанностью характера Лукьянова, который сам признавался в излишней
"бранчливости". В путевых записках московского священника можно
встретить "площадную брань", хотя для паломнической литературы эта
лексическая группа не характерна: урод, курва, старый шетун, голудьба
беспорточная, блядины дети и др.; излюбленное ругательство писателя - собака.
Нецензурные слова и выражения в "Хождении" Лукьянова - результат
сознательной установки автора использовать все средства "природного
русского языка", что также сближает его с протопопом Аввакумом. Иногда
Лукьянов прибегает к скрытому использованию брани. На стамбульской
таможне главный юмрукчей поспорил с русским паломником насчет размера
пошлины, однако, встретив решительный отпор, разсмеялся да молвил:
иАнасыны секемъ евуръ". В дословном переводе с турецкого это крайне
неприличное выражение. Писатель, понимая точное значение сказанного
турком, тем не менее ограничился вольным переводом: лихой-де папасъ
(л. 17 об.).
Народная основа самобытного таланта Лукьянова-писателя хорошо
видна в том, что он, создавая поэтический образ, опирался на традиционные
фольклорные приемы и средства выразительности117. Стилевая палитра
сочинения Лукьянова богата устно-поэтическими по своему характеру сравне-
116 См. подробнее: Понырко Н.В. Сочинение старца Леонтия... С. 162-163.
117 См. подробнее: Адрианова-Перетц В.П. Очерки поэтического стиля Древней Руси. М; Л.,
1947. С. 93.