XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
475
пограничных между жизнью и смертью ситуациях Лукьянов обращает к
небу импровизированные молитвы, буквально сотканные из
церковнославянизмов. Молитвословные фрагменты "Хождения" сопровождают
освященные традицией, ритуальные действия паломника, которые не нарушают
этикетной ситуации, например, встречи с религиозной святыней. Чтобы в этом
убедиться, достаточно сравнить две ключевые сцены "Хождения" - описания
встреч паломника с Киевом и Иерусалимом, где наличие "общих мест" как
бы уравнивает историческое прошлое, славу и значение городов:
И от того села видѣли мы преславный градъ Киевъ, стоитъ на горахъ
высокихъ. А сами возрадовалися и отъ слезъ удержатися не возмого-
хомъ. И тогда ссѣдохомъ съ коней, и поклонихомся святому граду
Киеву, и хвалу Богу воздахомъ, а сами рекохомъ: "Слава тебѣ, Господи,
слава тебѣ, святый, яко сподобилъ еси насъ видѣти преславный градъ
Киевъ!" (л. 7 об.); А когда увидѣли святый градъ Иерусалимъ версты за
двѣ, болыпи не будетъ, тогда мы зѣло обрадовались. И зсѣдши мы съ
коней, и поклонихомся святому граду Иерусалиму до земли, а сами рек-
ли: "Слава тебѣ, Господи, слава тебѣ, святый, яко сподобилъ еси насъ
видѣти градъ твой святый!" (л. 44).
Иоанн Лукьянов точно, правдиво и красочно описал то, что видех очима
своима грешныма; не ѳозносяся, не величался путем своим. Он не стыдился
простоты стиля, не спешил вборзе творити, но писал произведение потиху
и с продолжением, что характерно для поэтики древнерусских "хождений".
Известный исследователь путевой литературы Древней Руси Н.И.
Прокофьев указывал на наличие общего для паломников приема описания -
нанизывание предметов по принципу уменьшающегося объема, по подобию
русской матрешки109. Этим приемом воспользовался Лукьянов, рассказывая о
знаменитых столпах Константинополя:
Потомъ приидохомъ на площедь великую... Тутъ стоятъ три столпы: два
каменныхъ, а третей мѣдной. Единъ столпъ изъ единаго каменя выте-
санъ, подобенъ башни, четвероуголенъ, шатромъ, верхъ острой, саженъ
будетъ десятъ вышины, а видъ въ немъ красной съ ребинами... Подъ
нимъ лежитъ положенъ камень, въ груди человѣку вышины, четверо-
угольной... (л. 21).
Таким образом внимание читателя было сфокусировано на колонне
императора Феодосия Великого, являвшейся символом могущества
Византийской империи.
109 См.: Прокофьев Н.И. Язык и жанр. Об особенности языка древнерусских хождений //
Русская речь. М., 1971. № 2.