XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
474
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
щий в состав третьей редакции "Хождения" Лукьянова; документальное
начало преобладает в очерках, где речь идет о различиях в уставах русской
старообрядческой и греческой церквей.
Как у Ивана IV Грозного и Аввакума Петрова, стиль Иоанна Лукьянова
сохранил особенности устного мышления108. Автор "Хождения в Святую
землю" писал так, как думал и говорил, поэтому для его речи характерны
краткость синтаксических конструкций, обилие внутренних диалогов,
частые повторы, быстрые и неожиданные переходы от одной мысли к другой,
преобладание вопросительно-восклицательной интонации, наличие
просторечий и эмоционально окрашенной лексики. Страстность и полемический
задор, непосредственность и предельная искренность, подчас граничащая с
исповедальностью, подвижность стиля вплоть до резких переходов от
высоких библейских истин к открытой площадной брани - вот основные
приметы творческой манеры Лукьянова.
Излюбленный стилистический прием автора "Хождения" - диссонанс,
барочное сочетание несочетаемого. В его произведении высокая
церковнославянская лексика идет в одном контексте с русскими и иноязычными
бранными словами. Писатель-паломник выступает противником однотонности и
приглаженности стиля. Складывается впечатление, что он сознательно
стремится к тому, чтобы стилевые контрасты были заметнее, ярче, - это
помогает выразить эмоциональное отношение к изображаемому, дать оценку
описываемого явления. Градъ Глуховъ земленой, обрубъ дубовой, велъми
крЪпокъ... И строенья въ немъ преузоринное, свЪтлицы хорошия... деѳичей
монастырь предивенъ зЪло, соборная церковь хороша очень, - повествует
Лукьянов, неторопливо и обстоятельно перечисляя достопримечательности
города, и неожиданно восклицает, как бы подводя итог сказанному: ЗЪло ли-
хоманы хохлы затЪйлевы къ хоромному строениюі (л. 5 об. - 6). Описывая
Яссы, автор не может удержаться от язвительной реплики в адрес
восточного духовенства: господарь монастыри продалъ греческимъ старцамъ, а они,
что уже черти, ворочаютъ (л. 12 об.). Дисгармония стиля создается
столкновением в одном повествовательном ряду лексики, связанной с высокими
нравственными понятиями и сознательно сниженной,
вульгарно-просторечной. У рассказа о том, как постятся русские и греки, не соответствующий
церковной теме финал - а дураку законъ не писанъ: вольно, кому хота,
мяса Ъсть (л. 27).
Стилевой дисгармонизм - сознательная установка писателя, а не
результат его непрофессионализма. Он умеет писать высоко о высоком, прекрасно
владеет стилевым каноном жанра "хождения". В особо торжественных или
См.: Лихачев Д.С. Стиль произведений Грозного и стиль произведений Курбского //
Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / Текст подгот. Я.С. Лурье и Ю.Д. Рыков.
Л., 1979. С. 183-213 (сер. "Литературные памятники").