XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
АІЪ
увиденного предмета или явления, связанного с легендарной историей
христианства. Паломник пришел поклониться камню, на котором спали
ученики Христа в ночь его предательства Иудой. Не пересказывая евангельского
сюжета, хорошо знакомого всем верующим, а драматизируя повествование
о давно прошедшем и тем самым "оживляя" историю и приближая ее к
читателю, Лукьянов вводит цитату из речи Христа, обращенной к ученикам:
Бдите и молитеся, да не внидете въ напасть. Духъ бодръ, плоть немощна
есть. Понеже обѣщастеся со мною умрети, вы же спите, а Иуда спѣшитъ
продати мя иудеомъ (л. 57).
Московский священник цитирует Евангелие по памяти, объединяя
версии евангелистов и допуская отступления от текста первоисточника, однако,
как истинный художник, дорожит яркой и важной деталью - во время речи
у Христа "потъ лияшеся, яко капле крове"107.
Иоанн Лукьянов предстает перед нами как эрудит-богослов, не чуждый
поэзии народных былин и апокрифов, достойный наследник богатой
шедеврами литературы "хождений" Древней Руси, церковный писатель-полемист
и один из основателей ориентального направления в отечественной
словесности нового времени. Это свидетельство поразительной многогранности его
таланта, широты русской души, способной вобрать в себя всю "пестроту"
мира, болеющей и за миленькую Русь, и за все страждущее человечество.
* * *
На общем фоне паломнической литературы средневековья и путевых
записок начала XVIII столетия с ее традиционными, на протяжении веков
апробированными приемами и принципами изображения человека и мира
стиль путевых записок Иоанна Лукьянова поражает своей
неповторимостью, ярко выраженной индивидуальностью. И прежде всего необычным
сочетанием в рамках одного художественного произведения разнородных
стилистических пластов: разговорно-бытового, книжно-литературного,
вульгарно-просторечного и документально-делового. Определяющей в
стилистическом строе книги является разговорно-бытовая стихия,
преобладающая в описании пути, жизни и быта народов христианского Востока.
Книжно-литературный стиль доминирует в очерках, посвященных религиозным
святыням Киева, Константинополя и Иерусалима. Вульгарно-просторечные
слова и выражения, составляющие устойчивую лексическую группу,
появляются в рассказах Лукьянова о притеснениях, чинимых русским паломникам
турками и арабами, а также при описании "деяний" греческого духовенства.
В документально-деловом стиле выдержан текст проезжей грамоты, входя-
107 Ср.: Мф. 26, 44-46; Мр. 14, 41^2; Лк. 22, 44-46.