XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
469
Когда во время трапезы греческие монахи стали упрекать правительство
России за перемирие с Турцией, напоминая: такъ-де писано, что
московскому царю свободитъ насъ и Царъградъ взять, - паломник, воскрешая в
памяти текст "Повести" Нестора-Искандера, с достоинством отвечал:
Что петь вы приплетаетесь къ нашему царю да еще и укаряете?..
Да хошъ и писано, да имя ему не написано: кто онъ будетъ и кто возметъ
Царьградъ (л. 26 об.).
Московский писатель-путешественник не всегда критически относился к
литературным источникам сведений об Османской империи. Описывая
юридическую систему Турции, он использовал мотив грозного, но
справедливого суда из "Повести о Магмет-Салтане" И.С. Пересветова. Публицист XVI в.
поведал историю о турском царе Магмете, жестоко наказавшем
неправедных судей, которые "посулом" судят:
Велел живых одирати. Да рек тако: "Естли оне обростут опять телом,
ино им вина та отдастъся". А кожи их велел проделати, и бумагою велел
набити, и написати велел на кожах их: "Без таковыя грозы не мочно и
в царство правды ввести97.
Старообрядец Иоанн Лукьянов, следуя традиции русской публицистики
XVI в., согласно которой грозный царь нужен для того, чтобы карать
неправых и искоренять зло, заявлял: в Турции суды правыя, отнюд и лутчева
турка, с христианиномъ судима, не помилуют. Далее шла иллюстрация,
близкая по содержанию и форме к тексту Ивана Пересветова:
А кой у нихъ судья покривить или что мзды возметъ, такъ кожу и зде-
рутъ, да соломаю набъютъ, да въ судейской палатѣ и повѣсятъ - такъ
новой судия и смотритъ (л. 25 об.).
Тем не менее, в "Хождении" Лукьянова много примеров иного рода,
свидетельствующих, что в Османской империи начала XVIII столетия
процветали чинопочитание, произвол власть имущих, взяточничество.
В некоторых случаях автор "Хождения в Святую землю"
ограничивается ссылкой на памятники средневековой литературы, откуда он заимствовал
те или иные сведения. Признаваясь в бессилии описать красоту
константинопольского Софийского собора, Лукьянов отсылает читателя к тексту
росписи Иустиниана-царя, то есть "Сказания о создании великия Божия церкви
Софии в Константинополе"98:
97 Сочинения И. Пересветова / Подгот. А.А. Зимин. М.; JL, 1956. С. 153.
98 См.: Леонид (Кавелин). Сказание о Святой Софии Цареградской. Памятник древней
русской письменности XII века. СПб., 1889 (ПДПИ. Вып. 78).