XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
463
"Хождение в Святую землю", созданное Лукьяновым после возвращения
на Русь, представляло собой профессионально выполненную компиляцию из
путевого дневника паломника и фрагментов из сочинений древнерусских
книжников. Такой способ литературного творчества соответствовал
господствовавшей в средние века эстетике подобия, свидетельствуя о мастерстве
писателя, а не об отсутствии у него таланта. Во многом благодаря этому
типу творчества произведение Лукьянова сумело стать итоговым в развитии
паломнической литературы Древней Руси.
Писатель-старообрядец работал в жанре путевых записок, поэтому в
качестве образца ему служили наиболее авторитетные "хождения" ХІІ-ХѴП вв.:
игумена Даниила, Игнатия Смольнянина, Трифона Коробейникова, Арсения
Суханова. В поиске ответа на вопросы, поставленные "бунташным" временем,
когда церковь раскололась на два враждующих лагеря и началась трагедия
самоуничтожения народа, еще недавно демонстрировавшего "соборность духа"
и с честью выдержавшего испытание Смутой, Иоанн Лукьянов избрал
традиционный для русского человека путь познания истины и искупления грехов -
отправился в Иерусалим, в землю обетованную, идЪже Господь нашъ похо-
дилъ своими пречистыми стопами и многая чюдеса показа по мЪстомъ
святымъ (л. 1 об.).
Вслед за игуменом Даниилом, писателем-путешественником начала
ХП в., он провозгласил своим основным эстетическим принципом -
правдивость и точность рассказа, изображение не хитро, но просто того, что
видЪхъ очима своима гр-ѣшныма. Не случайно вторую и третью редакции
путевых записок Лукьянова открывает заимствованное из "Хождения"
игумена Даниила вступление (от слов Се азъ недостойный до видЪти всехъ
святыхъ жѣстъ83), которое было приспособлено к нуждам нового времени
и дополнено реалиями автобиографического характера: опущено
упоминание о Галилее, где Лукьянову не удалось побывать, введены иные
хронологические данные о пребывании паломника в Иерусалиме (не 16 месяцев,
как у Даниила, а 14 недель), по-другому мотивированы причины хождения
(понужденъ нЪкиими отцы и братиею), осовременен язык писателя
Киевской Руси.
Иоанн Лукьянов был хорошо знаком с путевыми записками Игнатия
Смольнянина, совершившего в 1389-1393 гг. дипломатическую поездку в
Константинополь в свите русского митрополита Пимена. "Хождение"
старца Игнатия, известное в двух редакциях84, московских священник
использовал в летописной версии ("Пименово хождение в Царьград"85). Отсюда им
83 Хождение игумена Даниила // Библиотека литературы Древней Руси. СПб., 1997. Т. 4.
С. 28-29.
84 См.: Прокофьев Н.И. Русские хождения ХІІ-ХѴ вв. ... С. 144-170.
85 Книга хожений: Записки русских путешественников ХІ-ХѴ вв.... С. 108-119.