XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
462
Л Л. Ольшевская, С.Η. Травников
ритных картин родной природы, столь же непредсказуемой, как и
экзотическая природа Востока.
На пути из Спасо-Воротынского монастыря в Калугу паломники попали
в снежный буран - замять была съ вЪтромъ великимъ протиѳнымъ. И
когда обѳ-ѣчерЪхомъ и дорогу истеряхомъ, и едва великимъ трудомъ
обрЪтохомъ, близь смерти быхомъ (л. 2 об.). Рассказывая об этом
природном явлении, писатель сознательно архаизировал текст, использовал
устаревшие глагольные формы, чтобы передать экстремальность ситуации и
возвысить человека, вступившего в поединок со стихией.
Природоописательные фрагменты "Хождения" имеют большое
познавательное значение, по ним, например, можно судить о климатических
аномалиях прошлого. Зима 1701-1702 гг. выдалась на удивление теплой: снег рас-
стаял и лед на реках взломало - началось редкое для центрального района
России зимнее половодье. Согласно свидетельству автора "Хождения", вода
на Оке бежала поверх льда, достигая брюха коня, паломникам пришлось
переходить реку по льдинам, рискуя жизнью.
В путевых записках русского путешественника начала XVIII в. мир
природы и мир человека начинают выступать как некое целое, лишенное ренес-
сансной гармонии, но притягательное для художника из-за
непредсказуемости, многообразия и быстротечности отношений, внутреннего антагонизма
"слагаемых" и вечной тайны бытия, в этом союзе заключенной.
* * *
Иоанн Лукьянов принадлежал к числу самых начитанных писателей
конца XVII - начала XVIII в., который прекрасно ориентировался в
оригинальной и переводной, богослужебной и светской литературе Древней Руси.
В путевых записках он ссылался или цитировал сочинения игумена Даниила
и Игнатия Смольнянина, Нестора-Искандера и Ивана Пересветова,
Трифона Коробейникова и Арсения Суханова. Писатель ввел в текст "Хождения в
Святую землю" целый ряд апокрифических мотивов, заимствованных из
"отреченных книг" средневековья. Произведение московского священника
пронизано цитатами из книг Священного Писания и творений отцов церкви.
Обращение к предшествующей литературной традиции для Иоанна
Лукьянова, писателя-старообрядца, было связано с поиском собственной
"античности", образца для подражания и мерила художественной ценности.
В древнерусской словесности он видел не нечто застывшее и уходящее, а
живую старину, которая была освящена "верой отцов и дедов". Литература до-
никоновского периода воспринималась им как средоточие духовности,
высокой нравственной культуры и национальной самобытности. Обращение к
литературному наследию прошлого должно было придать сочинению
писателя особую весомость и непреходящую значимость.