XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
460
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
Молитися Богу, хто якъ веритъ, не спите, а ви, калугори, просете Бога,
читайте книги, и зовете Антония Великаго, и обещайте ему всякъ купити
свечъ пару80.
Психологически достоверно описана Лукьяновым ситуация, когда во
время шторма отчаявшиеся люди то в иступлении взывают к небесным
защитникам, то творят молитву о спасении "молчком":
И когда мы стали выходить во усть Нила-рѣки на море, тогда насъ
взяла погода великая. Зѣло мы убоялися, уже отчаяхомся своего спасения и
другъ съ другомъ прощахомся, только уже всякъ молчкомъ Бога въ
помощь призываетъ, а въ сондалъ воды много налилось... а волны къ
мѣли, что горы высокия, съ моря гонитъ. Α мнѣ, грѣшнику, пришло въ
разумъ пра отца Спиридона, и я началъ Богу молитися: "Владыко-че-
ловѣколюбче! Помилуй насъ, грѣшныхъ, за молитвъ отца нашего
Спиридона!" О дивное чюдо, какъ косенъ Богъ на гневъ, а скоръ на
послушание! Видимъ, какъ волна хощетъ пожрать совсемъ сандалъ - инъ не
дошедъ за сажень да и разсыплется; другая такъже напряжется, хощеть
пожрать да и разсыплется. А я, су, то жъ да то жъ: "Господи, помози за
молитвъ отца нашего Спиридона!" Да такъ-та насъ Богъ-свѣтъ спасъ...
(л. 36 об. - 37).
Неразработанность морского пейзажа в произведениях русских
паломников допетровского времени объяснялась тем, что описание бушующей
стихии - отступление от главной цели "Хождения", рассказа о Святой земле.
Пейзаж в средневековой литературе не являлся самостоятельной
функциональной единицей81. Морская терминология была не разработана: капитана
паломники именовали по-иностранному раизом или навклиром, но чаще по-
русски начальником корабля или старшим корабелъникрм. Для описания
морской болезни, чтобы не нарушать литературный этикет, использовали
выражения валяхуся якоже пиани; животы до конца ослабевши; прияху
истому велику.
Писатели-паломники начала XVIII столетия, и прежде всего Иоанн
Лукьянов, способствовали становлению эстетического интереса к морской теме.
В их произведениях описание моря начинает соотноситься с миром
помыслов и чувств человека. Изображение бурной морской стихии, выступающей
в роли "антагониста" героя и понуждающей его к действию, обретает сюже-
тообразующую функцию. Кроме того, констатирующий уровень пейзажных
80 Путешествие иеромонаха Ипполита Вишенского в Иерусалим, на Синай и Афон //
Православный палестинский сборник. СПб., 1914. Вып. 61. С. 25.
81 См.: Прокофьев Н.И. Функции пейзажа в русской литературе ХІ-ХѴ вв. // Литература
Древней Руси. М., 1981. С. 3-18.