XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
456
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
шовши изъидятъ; неможно вже тамъ далѣй пройти, а хто отважовался,
то не вернувся75.
Писатели-паломники, говоря о недоступности сакрального
пространства, пытались постичь его воздействие на земную жизнь человека. Близостью
к раю объяснял Иоанн Лукьянов природное изобилие Египта, где урожай
снимают дважды в год и всюду лежат горы экзотических для русского
человека овощей и фруктов. В описании Египетской земли в "Хождении"
московского старообрядца явственно проступают черты ветхозаветных
преданий и апокрифов, гимнографических и учительных творений византийских и
древнерусских книжников76. Отзвуки апокрифического "Слова о рахманах",
в земле которых "ово цвететь, ово же растеть и ово обымають"77, слышны в
рассказе Лукьянова о непрерывном цветении и плодоношении на нильских
берегах, где лимоны - что мЪсяцъ, то плодъ (л. 36). Египет представляется
паломнику прекрасным земным раем, устроенным Богом на радость и пользу
человеку.
Писатель строит рассказ о Египетской земле на контрасте; сталкивая
высокое и низкое, прекрасное и безобразное, он подчеркивает
несоответствие сакрального и земного. Если природа низовьев Нила щедра и
благоуханна, то люди, населяющие эти земли, что звЪри; всѣ изуѳЪрныя; что псы
лаютъ (л. 35).
Между двумя типами красоты, земной и небесной, в сознании
средневекового человека существовала строгая иерархическая связь: первая
признавалась абсолютной, идеальной, вневременной, творящей красоту земную;
вторая являлась непостоянной, то есть могла исчезать, убывать, возрастать,
быть прекрасной в одном измерении и безобразной в другом. Тем самым
утверждалась мысль об относительности качества земной красоты, которая
стремилась к идеалу, но достичь его не могла78.
Желание соотнести земную и небесную красоту приводило к
традиционному для средневековой литературы сравнению природных явлений с над-
природными. Подобные описания в "Хождении" Лукьянова всегда
эмоционально приподняты, содержат эстетическую оценку окружающей человека
действительности:
Забытая радость - Елеонская гора! И ходихомъ довольно по Елеонской
горѣ, и веселихомся, и радовахомся, что въ Едемѣ. Во Иерусалимской во
75 Православный палестинский сборник. СПб., 1914. Вып. 61. С. 37.
76 См. подробнее: Елеонская А.С. "Древесные образы" в произведениях древнерусской
литературы // Древнерусская литература: Изображение природы и общества. М., 1995. С. 4-6.
77 Слово о рахманах // Памятники литературы Древней Руси: Вторая половина XV века. М.,
1982. С. 184.
78 См. подробнее: Бычков В.В. Русская средневековая эстетика ХІ-ХѴІІ вв. М., 1992.
С. 115-124.