XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Первая редакция
47
кихъ голенахъ бываетъ человекъ по 1000 и по 900 служивых.
Перед нашимъ приходом пошла голенъ8 турокъ к Махметовой9
пропасти да вся и пропала: громомъ побило, три10 дни над ними
тма стояла - толко человекъ остался.
л. 59. Турецкия люди, мужескъ полъ, крупны и пригожи, // а женки
не таковы. Турки для тово пригожи, что от рускихъ неволницъ
рождаются1. А у салтановъ* у многихъ матери руския бывают;
да у турецкихъ салтановъ и все жены руския, а2 туркенъ нѣтъ.
А когда у турокъ3 бываетъ бояронъ4*, тогда у нихъ на всѣх мона-
стыряхъ, у мечетей5 со всякимъ харчем сидят и всякия овощи про-
даютъ. Дворцы царския у турка около моря везде подѣланы не
хорошо добре, не какъ наши, у него поземныя толко тѣмъ хороши -
над водою сады, около древа6 кипарисовыя. А по темъ у него двор-
цамъ всё жоны7 живуть. В Цареграде платья на водахъ не моютъ,
все в домахъ в корытахъ моютъ.
В Цареграде турокъ прямыхъ разве четвертая часть, а то все
потурнаки, руския да греки. Турок много у грекъ, у сорбовъ8,
у болгаръ9 у бѣдныхъ: кому нечево10 дани дать, такъ онъ дѣтей
отнимает да в служивыя ставит11. Да те-та12 у него13 и служивыя,
л. 59 об. а от турокъ нѣтъ // служивыхъ; да и грекъ волницу накликаетъ,
когда у него1 война бываетъ. К намъ многия потурнаки прихажи-
вали; говорять, а сами плачутъ: "Кабы де государя сюда Богъ при-
несъ, все бы де мы чалмы-та2 доловъ поскидали, а турокъ, какъ3
сабакъ4, своими руками всѣхъ5 подавили. Чюдо, для чего6 онъ
замирился? А уже было7-де время8 имъ великое пришло, что уже
турки все ужаснулись от государя. Да уже де такъ Богъ изволил!".
Перед9 нами в Царѣградѣ пожар великъ былъ - ряды всѣ вы-
горѣли, а топерева всѣ ряды дѣлаютъ каменныя. В Цареградѣ
женской полъ зѣло искусно ходять10, непрелѣстно; бѣзстудныхъ
женъ не увидишъ или девокъ. И покущунять11 над женою нелзя:
лутчему шлыкъ разшибѣтъ12; да и не увидишъ13, кто бы над14
женкою15 посмеялся; а блудницъ потайныхъ у нихъ нѣтъ. И судъ у
нихъ правой: отнедъ16 и лутчева17 турка, с християнином18 судима,
не помилуютъ. А кой у нихъ судья покривит или что мзды
возмѣть, такъ с него кожу и здеруть да, соломою набив, в судей-
л. 60. ской // полатѣ1 и повесять. В Цареградѣ 2послѣ Георгиева дни
была буря велика - восемъ кораблей потанула. В Цареградѣ3 в
ыюле-месяце с паши кожу содрали за писма потаенныя от хана
крымскаго*: прислалъ4, а онъ потаилъ. В Цареградѣ турецкой5
салтанъ не живетъ, но все въ Едринеполѣ живѣтъ, а тутъ боится
жить: 6янычары убьютъ7. У нихъ янычары своеволны: пашу ли,
палковника8, хошъ малую увидятъ противность, такъ и удавять.