XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
451
невольника Корнильюшки, полна уважения к патриарху, в ней преобладают
просительные интонации:
Деспото огия, онъ-де ничего от тебя не требуетъ, толко де у тебе
просить кельи пожить, дакуда пойдетъ во Иерусалимъ... Онъ-де человѣкъ
странной, языка не знаетъ... а ты-де здѣ христианомъ начало. Кромѣ
тебя, кому ево помиловать? Ты-де вѣть отецъ здѣ всѣмъ нарицаешся, такъ
де ты пожалуй ему кѣлью на малое время (л. 18).
Речь патриарха писателем сознательно обезличена, чтобы подчеркнуть
духовную нищету Каллиника II, впрочем, он много не говорит, лишь
трижды бросает короткие фразы, где словом-доминантой является подарок.
Стиль выступлений русского паломника можно определить как
экспрессивно-эмоциональный. Лукьянов долго сдерживался, не вступал в разговор,
следя за диалогом патриарха и переводчика. Только когда путешественник
понял, что без взятки ему не получить кельи, он выступил с гневной
речью-отповедью, обличая корыстолюбие патриарха.
В "Хождении" Иоанн Лукьянов использует различные способы
сатирического изображения. Прежде всего, это широко распространенный в
литературе XVII в. прием внешнего комизма, когда смех вызывался
несообразностью внешних действий объекта сатиры (погони, потасовки, споры и пр.).
Для писателя-путешественника в большей мере характерен прием
сатирического разоблачения, то есть прямых выпадов против тех или иных
отрицательных явлений действительности. Он, например, встречается в очерке о
столпнике из монастыря Саввы Освященного. Узнав у местного старца, что
это не диво и святость, а столпник на час (как богомолцы сойдутъ съ
монастыря, так его за ними вЪтръ здуетъ далов), Лукьянов не скрывает
своего негодования: Такия-тау грекъ столпники-обманшикиі (л. 63). Писатель
активно пользуется приемом сатирического саморазоблачения героя, то
есть самораскрытия его в словах и поступках. В Иоппии паша, услышав, что
Лукьянов возвращается в Россию через Константинополь, призвал его к
себе, взял указ султана о беспрепятственном проезде паломника по турецким
землям, подънявши, листъ царской поцЪловалъ, на главу положилъ, по-
томъ къ челу приложилъ, а сам... молвилъ: "Вотъ такъ-де мы царской
указъ почитаемъ (л. 39 об.). Действия и речь турецкого паши обнажают его
внутреннюю сущность, свидетельствуют о таких чертах характера, как
подобострастие и хитрость.
В произведении Лукьянова можно обнаружить элементы пародии, когда
"пародируется сложившаяся, твердо установившаяся, упорядоченная форма,
обладающая собственными, только ей присущими признаками жанровой
системы"71. Объектом пародии у Лукьянова становится обряд богослужения в
71 Лихачев Л.С, Панченко A.M. Смеховой мир Древней Руси... С. 14.
15*