XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
448
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
сколько это возможно в литературном автобиографическом произведении.
Автор и герой путевых записок - одна реально существовавшая
историческая личность, поэтому так ярко и открыто проявляется отношение писателя-
путешественника к изображаемому.
В произведении Иоанна Лукьянова сатирическому осмеянию
подвергаются религиозные деятели различных вер и народов: православные греки,
волохи, арабы, армяне-григориане, французы-католики, евреи-иудаисты,
турки-магометане. При этом "все герои сатиры показаны исключительно с
точки зрения того явления, против которого сатира направлена"69.
Лукьянов-сатирик изображает духовенство при исполнении им религиозных
обрядов, в стенах культовых сооружений, поэтому все внимание писателя
сосредоточено не на личности священнослужителя, а на его поступках: через
действие и диалог он раскрывает внутреннюю сущность персонажа - отсюда
особый динамизм сатирической прозы Лукьянова.
Автор "Хождения в Святую землю" - мастер художественной детали.
Через изображение мелких подробностей быта, внешности человека, его
жеста или, на первый взгляд, самого незначительного поступка писатель
может выразить свое отношение к герою, создать яркий сатирический образ
религиозного противника. Рисуя портрет митрополита Вифсаиды, Лукьянов
будто вскользь замечает, что тот родомъ арапъ, а голова у него обрита
почитай вся. В предельно лаконичной портретной зарисовке героя
ощущается скрытая авторская неприязнь. Казалось бы, митрополит - благочестивый
и доброжелательный человек: он ласково встретил паломников, усадил
обедать, приказал найти переводчика, однако он чем-то несимпатичен русскому
путешественнику. Источник недовольства этим церковным деятелем -
нарушение им обрядности. Во время богослужения Лукьянов замечает, что
место митрополита в храме здЪлано у царскихъ дверей межъ иконъ, такъ люди
на него глядя и молятся: съ иконами въ рядъ стоить лицемъ на западъ
(л. 38-38 об.). Эта деталь помогает понять главную черту в характере героя -
чрезмерную гордость: митрополит стоит в церкви так, что на него молятся
как на живого Бога. Многоговорящей является и другая деталь - лицо
митрополита обращено на запад. После службы местные церковнослужители
рассказали паломникам, что митрополит от христианства отступилъ; при-
нялъ попежство; мяса Ъстъ въ посты; поэтому антиохийский патриарх
клятвЪ его предалъ.
Д.С. Лихачев, характеризуя смеховой мир Древней Руси, отмечал:
"Чтобы антимир стал миром смешным, он должен быть еще и неупорядоченным
миром спутанных отношений. Он должен быть миром скитаний,
неустойчивым миром всего бывшего, миром ушедшего благополучия, миром "со спу-
Адрианова-Перетц В.П. У истоков русской сатиры... С. 133.