XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
442
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
Так создается иллюзия художественного времени, где совмещаются пласты
прошлого и настоящего, настоящего и будущего.
До XVII в. в путевой литературе не было развито разграничение
времени автора и героя. Иоанн Лукьянов нарушает эту традицию и жанровый
этикет, прерывая описание христианских святынь, передаваемое от лица героя,
авторскими ремарками, обращениями к читателю. Изложение легенды о
сошествии огня на Гроб Господень в иерусалимском Воскресенском соборе
писатель завершает репликой:
А кто намъ не хощетъ вѣры яти, то всяк собою отвѣдай: немного
живота, два года проходить, да двѣстѣ рублевъ на путь, да и полно тово - такъ
самъ будетъ самовидецъ всякому дѣлу (л. 53).
Авторское вторжение в пространство и мир героя необходимо для
разъяснения какого-то сложного вопроса политики и веры, установления более
тесных контактов с читательской аудиторией, усиления достоверности
изображаемого.
Для динамики времени в путевых записках Лукьянова свойственна
аритмия. Психологически достоверно описано автором время томительного
ожидания переправы через Днепр, медленный ход которого подчеркнут
повторами на лексико-семантическом уровне:
И того дни приидохомъ къ Днѣпру подъ Киевъ, а Днепръ толко разшел-
ся. И того дня мы не могли перевестися за погодою. Тутъ же къ намъ
приехали греки, наши товариши, - они изъ Нежина прежде насъ трема
деньма поѣхали, да за Днепромъ стояли: нелзя было ѣхать, Днепръ не
прошолъ в тѣ поры, - такъ мы съ ними ночевали. И утре рано тутъ же
къ намъ пришол московской столникъ: шолъ съ = болиною казною к
цесарю, а въ тѣ поры погода на рѣкѣ велика зѣло, отнюдъ нелзя было
переѣхать (л. 7 об.).
Словосочетания и того дни, и утре рано, а въ тѣ поры дают представление
о времени в обобщенной форме. Как только начинается движение, указания
на время становятся предельно конкретными, а сам ход времени убыстряется:
И тако мы стали на поромѣ на первомъ часу, а перевезлись на ту
сторону часъ ночи... И сотенной, прочетши указъ, отвелъ насъ къ столнику; и
столникъ такожде прочелъ, послалъ къ бурмистрамъ, чтоб намъ дворъ
отвели стоять. И стахомъ на дворѣ близъ ратуши, а въ то время три
часа ночи вдарило.
Указание на время события осуществляется и за счет характеристики
природных явлений, свойственных определенному периоду. Вспоминая о
передвижении паломников по Киеву, Лукьянов отмечает: