XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
436
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
лужины, которую паломники купили на берегу Дуная, наварили и нажарили
(л. 73 об.). В "Хождении" перемещение в пространстве предстает как
процесс, богатый событиями, впечатлениями, переживаниями, интересный сам
по себе, вне зависимости от благочестивой цели паломничества.
Если для средневековой литературы, в частности для ранних "хождений",
характерно восприятие легкости преодоления пространства, где точечный
принцип изображения создает иллюзию внутренней свободы и быстроты
движения, то путевые записки Иоанна Лукьянова богаты эпизодами, когда
паломник преодолевает опасности, вступает в борьбу с сопротивляющимся
ему пространством. На пути человека встают разлившиеся реки и горные
кручи, его жизни угрожают штормовое море, изнуряющая жара и безводие
пустынь. Путь от Москвы до Калуги был печаленъ и нестроенъ из-за вЪтра
великого противного, а обратную дорогу омрачила нужда дождевная: снЪгъ
весь согнала; Ока-рЪка зЪло наводнилась, едва за нее переправихомся
(л. 2 об.). Вспоминая пройденные версты, паломник не мог удержаться от
полного горькой иронии восклицания: Была та дорошка сладка, да, слава
Богу, нынЪ уже забыто! (л. 6 об.).
Противостояние природным стихиям требовало от человека физической
и нравственной стойкости, выдержки и мужества. Путешественник - герой
открытого пространства. Он всегда в дороге, в движении, в борьбе с
опасностями пути. Объемность и открытость пространства вырабатывали в нем
широту души, энергичность и целеустремленность, в экстремальных
ситуациях заставляли полагаться на собственные силы и практический опыт.
Каждые путевые записки - это новое открытие мира, заново прочитанная и
по-своему интерпретированная книга жизни.
Закрытое пространство для путевой литературы не характерно. Попав в
него, путешественник стремится во что бы то ни стало вырваться из
"замкнутого мира", ибо локализация пространства означает перерыв в движении.
Закрытое пространство может быть нейтральным, дружественным или
враждебным. Закрытое нейтральное пространство - это постоялые дворы,
места случайных остановок, где путники находили приют, не испытывая при
этом ни особых тревог, ни особых радостей. Закрытое дружественное
пространство - дома близких знакомых и "боголюбцев" (старообрядцев), в
которых паломников окружали заботой и уважением. Закрытое враждебное
пространство появляется при описании заграницы, пребывание в нем
русского путешественника сопровождается конфликтами религиозного и
социально-политического характера. Иоанн Лукьянов подвергался вооруженным
нападениям в придорожных гостиницах Валахии и Палестины, вел "прения"
с иерархами восточной церкви в монастырских трапезных, испытывал
притеснения со стороны светской власти в таможнях Оттоманской Порты.
Преодолевая трудности, он везде проявлял житейскую сметку, непреклонность
характера, бесстрашие и принципиальность.