XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
434
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
мира в "горний", он должен был примирить две противоположности - душу
и тело. Слияние в гармоническое целое столь разных, полярных начал было
возможно, согласно средневековым понятиям, лишь путем отречения от
мирского, ухода в монастырь, паломничества. По мысли Ю.М. Лотмана,
стремление к святости подразумевало "необходимость отказаться от
оседлой жизни и отправиться в путь. Разрыв с грехом мыслился как уход,
пространственное перемещение"57.
Одним из наиболее действенных способов достижения святости
считалось паломничество. Руководствуясь соображениями религиозной этики,
паломник совершал хождение в Святую землю, чтобы помолиться у Гроба
Господня и освободить душу от скверны грехов. Таким образом он
становился праведником, что обеспечивало после смерти вечную жизнь в раю.
Движение к Иерусалиму "грешного тела" паломника было одновременно
перемещением его души "по вертикальной шкале
религиозно-нравственных ценностей, верхняя ступень которой находится на небе, нижняя в аду"58.
Хождение, как движение в географическом пространстве, становилось
восхождением души человека, преодолением расстояния от греховности к
святости.
Задачи нового времени, сыном которого был Иоанн Лукьянов,
усложнили целевую направленность хождения: паломник отправляется в путь не
столько для того, чтобы избыть грех, сколько для того, чтобы, сравнив
"свое" и "чужое", доказать приоритет России в духовной жизни
православного мира. Публицистическая задача, стоящая перед путешественником,
расширяет границы жанра, способствует его трансформации и ускоряет
процесс приспособления старой литературной формы к новым
историческим условиям.
В средние века "человек рассматривал географическое путешествие как
перемещение по "карте" религиозно-моральных систем: те или иные страны
мыслились как еретические, поганые или святые"59. Оппозиции
"христианский и мусульманский мир", "православная и католическая вера" и т.п. часто
подменяли географические понятия. Праведные земли были населены
православными людьми, грешные - мусульманами, иудеями, язычниками и
другими неправославными народами. Покидая родину, Иоанн Лукьянов
испытывал противоречивые чувства, ему "бысть радостно и плачевно: радостно,
яко къ таковому святому мѣсту поидохомъ, плачевно же, яко пустихомся въ
чюжую землю, паче же басурманскую" (л. 10).
57 Лотман Ю.М. О понятии географического пространства в русских средневековых
текстах// Учен. зап. Тартус. ун-та. Труды по знаковым системам. Тарту, 1965. 2. Вып. 181.
С. 212.
58 Там же. С. 210.
59 Там же. С. 212.