XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
429
обнаружить интерес к этнографии народов христианского Востока, который
проявляется, к примеру, в описании арабской свадьбы. С удивлением
писатель рассказывает:
Недѣлю цѣлую женихъ съ невѣстою ходитъ по начамъ по улицамъ, по
рядамъ многолюдно со свѣчами, со смолою, на желѣзныхъ козахъ но-
сятъ - градъ весь освѣтятъ. А за женихомъ и передъ женихомъ
множество народа мужеска пола и женска кричатъ, верещатъ... Гдѣ приидутъ
къ болшой улицы, и остановятся. Да одинъ кой-та калдунъ вышедъ
наперед и станетъ приговаривать, а за нимъ, помѣшкавъ мало, да весь на-
родъ закричитъ: "Хананея!" ... до полунощи такъ таскаются; а что у
нихъ "хананея" - шайтанъ ихъ знаетъ (л. 41).
Казалось бы, колоритная этнографическая зарисовка самоценна как
воспоминание о диковинном, необычном для русского путешественника,
однако писатель не только регистрирует любопытный факт, ему важно показать,
что православия в его исконном виде нельзя найти в Иерусалиме, оно
трансформировалось под натиском чужеродных обычаев и верований. Да и
христианским у нихъ сѳадбы такъже тЪмъ же обынаемъ справляют, -
завершает писатель рассказ, придавая ему публицистическое звучание.
VI. Нравоописательный бытовой очерк в начале ХѴПІ в. еще не обрел
жанровой самостоятельности и функционировал в составе путевых очерков,
однако в "Хождении" Иоанна Лукьянова имеется ряд фрагментов, где
нравоописательное начало явно доминирует. Так, большая часть очерка о Фасто-
ве посвящена описанию казаков-палеевцев. Город, по словам паломника:
Красовита стоитъ на горѣ, [но] люди въ цемъ что звѣри. По земляному
валу ворота частыя, а во всякихъ воротѣхъ копаны ямы да солома
наслана въ ямы. Тамъ палѣевшина лежитъ человѣкъ по дватцети, по тритца-
ти: голы, что бубны, безъ рубахъ, наги и страшны зѣло. А у воротѣхъ
изъ селъ проѣхать нелзя ни съ чемъ; все рвут, что сабаки: дрова, солому,
сѣна - съ чемъ не поѣжжай... А все голудба безъпорточная, а на иномъ и
клока рубахи нѣтъ. Страшны зѣло, черны, что арапы, а лихи, что
сабаки, - изъ рукъ рвутъ. Они на насъ, стоя, дивятся, а мы имъ и вътроя, что
такихъ уродовъ мы отъроду не видали; у насъ на Москвѣ и на Петров-
скомъ кружалѣ не скоро сыщишъ такого хочь одного (л. 10-10 об.).
Для подобного типа очерков характерно двухчастное строение: сначала
описывается необычное явление как таковое, затем оно сравнивается с
русским, знакомым читателю, причем вывод может быть и не в пользу
родного, привычного. Свойственный Лукьянову прагматизм мышления приводит
к тому, что писатель не следует традиции порицания чужого опыта и
восхваления собственного, он критически осмысляет увиденное, пытается извлечь
"урок" с точки зрения общественной пользы. Константинополь поразил