XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
424
Л Л. Ольшевская, С.Η. Травников
идеалом, отсюда агиографическая статичность его портрета,
преобладание литературных штампов {честной отец, теплая душа, слезы от онию
своею испускате, подаде... отеческое благословение и отпусти насъ съ
миромъ) над исторической и бытовой конкретикой (зЪло болЪнъ, очи у
него болятъ) (л. 2).
Иоанн Лукьянов - сторонник активной жизненной позиции,
призывавший к действию и отрицавший духовный застой, но вместе с тем он выступал
против деятельности, идущей вразрез с ортодоксальными взглядами на мир.
Герои "Хождения", "отступившие от заповедей христианства",
изображаются им резко отрицательно. Как утратившие истинную веру, потерявшие
душу, они показаны вне жизни и движения: константинопольский патриарх
"застыл" на крыльце своей резиденции, митрополит Вифсаиды - между икон
в городском соборе. Статуарность изображения подчеркивает
корыстолюбие и чрезмерную гордость иерархов восточной церкви.
Однако не все антигерои в "Хождении" статичны, некоторые из них
отличаются чрезмерной активностью, но их подвижность - результат
воздействия сил зла. "Слуги дьявола" - это грабившие паломников кочевые арабы,
евреи-таможенники, пираты-"малтезы". Демонологические черты
явственно проступают во внешнем облике разбойников, которые всѣ изувЪрныя:
иной кривъ, иной разноокъ, иной кривоносъ, иной криворотъ, иной сл-ѣпъ;
а языкъ грубой, что псы лаютъ (л. 35). Их быстрота перемещения в
пространстве, нечеловеческая выносливость и житейская неприхотливость,
неожиданные и безжалостные атаки на караваны паломников напоминают
Лукьянову тактику бесов:
Етѣ люди не разнились съ бѣсами и нравами, и поступками, и видѣнием,
и лихостию. И слава про нихъ лежитъ во всю вселенную, что они люди
добрыя, стоятъ хорошихъ бѣсовъ! (л. 35 об.).
Яркие черты новаторства, свойственные путевой литературе
петровского времени, во многом объясняются изменениями, которые произошли в
писательской среде. "Если при царях Алексее Михайловиче и Федоре
Алексеевиче писательство было прерогативой людей с правильным гуманитарным
образованием, то при Петре, - отмечал A.M. Панченко, - быстро
размножилось племя дилетантов. В дилетантизме был и плодотворный элемент:
писателем становился частный человек, не скованный жесткими запретами
школьного барокко"53. С одной стороны, автор-дилетант опрощал
художественные принципы и приемы барокко; с другой стороны, самобытное
творчество способствовало отказу от крайностей метода, усвоению всего
позитивного из национального культурного наследия, вследствие чего появлялись
произведения оригинального характера. В этом ряду следует рассматривать
53 Панченко A.M. Русская культура... С. 187.