XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
420
Л.А. Ольшевская, С.Η. Травников
в агиографической и путевой литературе, а также процессом сближения
автора и героя произведения. Герой у Лукьянова выступает то как
праведник, то как худый и многогрешный человек, причем последняя
характеристика теряет литературную условность и обретает реальную жизненную
основу.
В центре внимания писателей барокко был человек, для которого
превыше всего долг гражданина и патриота, который всегда руководствовался
высокими нравственными принципами и помнил о своих общественных
обязанностях. Интересы и престиж государства для автора "Хождения" выше
церковных междоусобий. Старообрядец Иоанн Лукьянов выступал за
границей как защитник политики Петра I, ибо она направлена на усиление
международного авторитета России. Писатель не сомневался в величии
исторического прошлого русского государства и с верой смотрел в будущее страны.
Его книга пронизана идеей "Москва - третий Рим", идущей от
средневековья. Православие, по мысли Иоанна Лукьянова, в первозданной чистоте и
величии сохранилось лишь в России, ее последний оплот - русское
старообрядчество, а восточные церкви утратили или извратили основы православной
веры. Великую историческую миссию России писатель видел в укреплении
позиций Москвы как нового центра православного мира и помощи народам
Юго-Восточной Европы в их борьбе против национального и религиозного
гнета Османской империи.
Описывая Турцию и подвластные ей территории, Лукьянов постоянно
сталкивал два временных плана, прошлое и настоящее. Воспоминания о
былом величии, красоте и могуществе Византийской империи и православной
греческой церкви приводили писателя к идеализации христианского
прошлого этого государства, с одной стороны, и к критике его современного
состояния - с другой. Противоречивые чувства восторга и скорби охватили
русского паломника при виде Константинополя:
Мы же стояхомъ на корабли и дивихомся такому преславному граду.
Како Богъ такую красоту да предалъ въ руки басурманомъ? (л. 16 об.).
Лукьянов далек от чувства исторического пессимизма, он уверен в
возрождении православной культуры Востока. Не случайно писатель приводит в
книге пророчество Льва Премудрого о русом царе, который освободит
Константинополь от турок, а беседы паломника с греческим духовенством и
русскими невольниками полны надежд на будущее, связанных с новой
политикой России на Ближнем Востоке.