XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
418
Л Л. Ольшевская, С.Η. Травников
и то, где спали паломники и что они ели. Лукьянов с удовлетворением
отмечает, что за трапезой медку и ренскова было довольно, что при встрече
паломникам поднесли по финжалу ракш. Как истинный ценитель
прекрасного во всех его проявлениях, он восторгается красотой польских евреек (как
будто писаные), поражается силе и выносливости жен греческих матросов
(те бабы - богатыри, одна пшеницы пол-осминки въ мгьшку несетъ на
гору безъ отдышки), строгому достоинству турчанок (среди них безстудных
жонъ не увидишь или дЪвокъ, а если кто обидит, лучшему шлыкъ разши-
бетъ). Другое отношение к женщине у писателей придворного барокко. Для
них женщина - один из экспонатов поэтического собрания житейских
курьезов. Тема женской красоты и любви не характерна для русской барочной
поэзии, создателями которой являлись в основном ученые монахи.
Автор "Хождения" славит жизнь во всем ее многообразии. Мир его
книги светел, полон красок и звуков, рождает ощущение радости бытия.
Осматривая достопримечательности Иерусалима, он признает, что органы, в
которые "вЪлЪлъ францужской намгьстникъ заиграть... для богомолцовъ гре~
ческихъ, льстиво и сладко играютъ (л. 50). В Константинополе ему
радостно очень, когда горлицы на зари курлукуютъ. Днем он любуется цветами,
которые везд-ѣ по окнамъ въ буквахъ... стоять, но больше всего его
воображение потрясает картина ночного города, когда огни вездъ, инъ бутто
Царъградъ каменемъ драгимъ унизанъ или... что небо звп>здами украшено
(л. 23, 25). Прекрасное, по мысли писателя, в результате процесса
обмирщения предстает не только как божественная, сверхъестественная, духовная
красота, но и как красота земная, рукотворная, телесная.
Известно, что русское барокко не испытало на себе большого влияния
со стороны религиозной мистики, его формула жизни - это дорога и пир,
а не страдание и сон как преддверие смерти. Оптимистическое звучание
присуще прежде всего барочной прозе, особенно путевым запискам, для
которых не характерна поэтизация типичных для европейского барокко
мотивов и образов (культ смерти, проповедь добровольного страдания и
смирения, страх перед хаосом бытия, тяга к изображению аномальных явлений и
пр.). Наличие натуралистических описаний в русской путевой литературе
петровского времени - следствие барочного совмещения несовместимого:
высокого и низкого, прекрасного и безобразного, трагического и
комического, - однако цель этих картин далека от поэтизации страха смерти,
человеческих страданий51.
Иоанн Лукьянов, развивая традицию натуралистических описаний в
сочинениях протопопа Аввакума, изображает жизнь человека, не очищая ее
См. подробнее: Травников С.Н. Писатели петровского времени.
Литературно-эстетические взгляды. Путевые записки. М., 1989.