XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
417
Иоанн Лукьянов, не сомневаясь в спасительной силе молитвы, в
экстремальных обстоятельствах все же предпочитал практические действия;
проявляя сообразительность и смекалку, сам искал выход из создавшейся
сложной ситуации. Во время нападения разбойников на караван паломников
недалеко от Иерусалима он лошедь покинулъ да все бгьгалъ пешкомъ.
А когда набѣгутъ арапы созади или въсрѣчю и хотятъ грабить и бить,
такъ я нашол на нихъ ружье острое. Бога-свѣта призову на помощь
да безъпрестани кричу къ Богу-та: "Владыко-человѣколюбче! Помози
за молитвъ отца нашего Спиридона!" - такъ они и прочь от мене... А они
иной въ глаза заглянетъ, а сам заворчитъ да и прочь (л. 43).
Хотя, по словам автора "Хождения", он обязан спасением
человеколюбию Божию, паломник не был ограблен лишь потому, что изображал
сумасшедшего, который пользовался у кочевых народов Востока особым
почитанием. Лукьянов знал этот обычай и рассказал о нем в очерке,
посвященном городу Рамла.
Одной из национальных черт русского барокко является его
жизнеутверждающий, гуманистический характер, ибо оно приняло на себя функции
несостоявшегося на Руси ренессанса. Просветительская направленность
русского барокко позволила органично соединить традиции старой
допетровской литературы и новации классицистического искусства50.
Гуманистический пафос барочной литературы с ее гимном человеку-творцу,
прославлением земных радостей жизни проявился в "Хождении" Иоанна Лукьянова.
Записки паломника, кроме описания религиозных святынь, содержат
рассказ о зверинце и "пристанище морском", уличных зрелищах и торговых
рядах. Причем в изображении культовых зданий растет эстетическое начало,
усиливается и дифференцируется эмоциональное отношение
путешественника к увиденному, идет напряженный поиск писателем слова, способного
выразить "невыразимое", передать неповторимость и текучесть чувств
человека. В Иерусалиме русские паломники первую ночь не могли уснуть от
радости, забыв вся бывшия скорби... на пути, на мори, от арапъ (л. 45).
Рассказывая о Софийском соборе Константинополя, автор "Хождения" признает:
Умъ человѣчь премѣнился, такое диво видѣвше, что уже такова дива въ
подъсолнечной другова не сыщешъ, и какъ ея описать - невозможно
(л. 20).
Иоанну Лукьянову свойствен "светлый взор" на человека и окружающий
его мир. В путевых записках он детально описывает не только культовые
памятники, но и само хождение к святыням христианского Востока, где важно
все: и расстояние между населенными пунктами, и дорожные приключения,
См.: Лихачев Д.С. Развитие русской литературы... С. 207.
14. Хождение в Святую землю...