XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Житие и хождение Иоанна Лукьянова
415
В России ХѴП-начала XVIII в. старая вера в разумность и
справедливость мира, устроенного Творцом по законам гармонии и красоты, рушилась
под натиском событий Смутного времени, долгих и многотрудных войн с
Польшей, Швецией и Турцией, крестьянских восстаний и стрелецких бунтов,
раскола русской церкви, преследований, казней и самосожжений
старообрядцев... События "бунташного века" приводили к восприятию мира как
хаоса, где царствует не закономерность, а случайность. Уставшее от
потрясений русское общество хотело тишины и стабильности в экономической и
политической жизни. Единственный выход из создавшегося положения оно
видело в усилении самодержавной власти. Эту идею взяли на щит и стали
активно пропагандировать писатели барокко, что в период становления
просвещенного абсолютизма способствовало делу укрепления российской
государственности, служило гарантом развития национальной культуры и
постепенного врастания ее в европейскую.
Иоанн Лукьянов принадлежал к новому поколению
писателей-старообрядцев, которые пытались приспособиться к изменившемуся укладу жизни,
выработать такие формы поведения, религиозно-политической и
литературной полемики, какие позволяли им бороться за приоритет в духовной сфере,
не затрагивая основ официальной власти. Дипломатическому такту,
расчетливости и осторожности Лукьянова научила купеческая среда, откуда он
вышел и связь с которой сохранил. Русское правительство и старообрядческое
купечество выработали компромиссное решение проблемы веры, ибо
нуждались во взаимной поддержке.
Большая часть старообрядческих общин отвергала контакты со
светской властью, считая ее порождением Антихриста46. Более гибкую позицию
в вопросе "царства" и "священства" занимали выговские и ветковские
старообрядцы. Так, например, ветковцы приняли участие в боевых действиях
против шведской армии, за что удостоились личной похвалы Петра I47.
Старообрядец новой генерации, Иоанн Лукьянов одним из первых
деятелей русского раскола по достоинству оценил реформаторскую политику
царя и сочувственно отнесся к петровским преобразованиям. Более того,
Лукьянов никому не позволял подвергать критике русского императора и его
действия. Когда греки стали говорить: Для чево-де вашъ царь вгъру нгъмецкую
на Москвгь завелъ и платье немгьцкое? И для чево-де царицу постригъ въ
монастырь! - паломник с чувством собственного и национального
достоинства отвечал:
См.: Гурьянова Н.С. Царь и государственный герб в оценке старообрядческого автора
XVIII века // Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода.
Новосибирск, 1982. С. 80-86.
См.: Алексеев И. История о бегствующем священстве // Летописи русской литературы и
древности. М, 1862. Т. 4. С. 56-57.