XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
386
Дополнения
ется при болоте близ деревни Куниловой. И в том лесу жил он, построя себе
хижину. При том же болоте, от него версты за две, жил особою хижиною же
старец, раскольник Авраамий. И в ту его, Пахомиеву, бытность приходил к
нему из-за рубежа, с Ветки, раскольнический черный поп и научил его
крестное знамение на себя налагать двумя персты и молитву творить "Господи
Иисусе Христе, Сыне Боже, помилуй нас", по которому его научению то все
он, Пахомий, и творил. Тогда же этот черный поп его, Пахомия, по желанию
его постриг и отдал под начал старцу же Тихону, который жил в оном же
лесу от кельи его расстоянием версты с три. И по прошествии шести недель он,
поп, из кельи от него отлучился (а куда и ныне где - про то не знает), а он,
Пахомий, от оного подначального старца отошел в ту свою келью.
И после того, спустя лет тридцать, пришел к нему, Пахомию, из-за
рубежа раскольник же, белец, (а как зовут - не знает) и подозвал он его,
Пахомия, с собою за рубеж. И были с ним на Ветке лет с пять в раскольническом
монастыре, в котором имеются одни монахи; и с Ветки потом возвратился в
лес свой, в свою келью, один. Кормился он, ходил по миру по ночам, надевая
на себя крестьянскую шапку, для того чтоб его не поймали. Да с ним же,
Пахомием, жил в кельи вышедший с ним из-за рубежа раскольник Иуда
недели с три, и потом, не похотя жить, ушел неведомо куда. А в том же Куни-
ловском лесу часовня над телом умершего оного старца Филарета есть ли -
того он, Пахомий, не знает. А от роду своего до пострижения отцов
духовных у него никого не было, а по пострижении, как он жил при показанном
болоте, исповедывали и причащали его приезжие к нему с Ветки
раскольнические попы Леонтий да Иван привозным с собою причастием.
А в бытность свою в расколе от церкви святой он, Пахомий, никого не
отвращал, и расколу не учил, и потаенных раскольников и их лжеучителей
нигде никого не знает. А отныне-де он, Пахомий, в той раскольнической
прелести быть не желает, а желает быть в обращении ко святой церкви и в
соединении с правоверными, и креститься будет треперстным сложением, и
от православных иереев причаститься и исповедываться он желает, и
противников святой церкви и прежде бывших еретиков Аввакума-протопопа,
Никиту Пустосвята, Лазаря, Федора и Епифания и других разных толков
поповщину, беспоповщину и им последующих и крестящихся двуперстным
сложением, их же святая церковь проклинает и анафеме предает, и он,
Пахомий, их проклинает и анафеме предает.
А взятые у него из кельи образ "Успение Богородицы" и два креста
медные его, Пахомиевы, а благословил его после пострижения вышеобъявлен-
ный раскольнический поп, который его постриг, а крест же деревянный
резной взял он в лесу, расстоянием от кельи его версты с две, с гробницы, а чья
эта гробница и кто тот крест поставил - не знает, для того что та гробница
сгнила. А книги и тетради, о которых значит в описи, и два круга воску -
все вышеозначенное раскольнического Иуды, а где он их взял - про то он,