XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
Первая редакция
39
сюда Богъ занес?" И мы сказали зачем, такъ онъ молвил: "Хоче-
те1 ли погулять в Софейскую церковь*?" И мы зело обрадовались
и стали бить челом: "Пожалуй, поведи2 нас по Царюграду и продай
нам товар". Такъ он сказал: " Богъ-де знает, я-де веть еду; я б де
веть давно уехал, да ветру нет. Разве де я вас сведу з греком
Иваномъ Даниловым; он-де вашъ товар продастъ, я-де ему побью
челом".
Такъ мы опять в монастыр возвратилися, и взяли товаръ, и
пошли в цареградский3 гостиный4 двор. И тутъ свел нас з гречани-
ном5 и товар ему отдал продать. Потом мы пошли с ним, Васили-
л. 45. ем6, гулять по Царюграду. А он нам указывает: // "Етою1 улицею
ходите, не теми2 рядами, такъ вы не заблюдите3. А с турком4
говорите смело, такъ де5 они6 не так нападают", - да учил нас милен-
кой. Спаси ево Богъ!
Потом повел7 нас до церкви Софии Премудрости Божий8. И
мы пришли к монастырю и на монастырь взошли; пришли ко две-
рем западным, а врата все медные. И в те поры турки в церкви
молятся; мы же стояли у врат и смотрили их беснования, какъ они,
сидя, молятся. Потом турчанин вышел, стал нас прочь отбивать:
"Гайда9, попас, гайда, пошол10-де прочь! Зачем-де пришел11, тут
глядишъ, тут-де бусурман?" Такъ мы и прочь пошли. Потом
вышел иной турчанин12 да зовет нас: "Гель, москов, гель, поиде
суда13!" Такъ мы подошли, а Василей14 и стал по-турецки говорить:
л. 45 об. "Чево-де хочете? // Москов папас12вар тяган3, есть-де у нево указ,
пустити-де ево посмотрить церкви". И турчанин спросил: "Сколко
вас человекъ?" И мы сказали: "6человекъ". И он молвил: "Бир
адам учь пари, по алтыну-де с человека". Так мы дали по алтыну,
а он нас и повел вверхъ, а в нижнею4 не пущал.
И когда мы взошли на верхнею5 полату, тогда ум человечь пре-
менился, такое диво видевши6, что уже такова дива в подсолнечной
другова7 не сыскать, и какъ ея описать - невозможно. Но ныне
уже вся ограблена, стенное писмо сскребено8, толко в ней склянич-
ные кандила турки повесили многое множество, для тово они в ме-
л. 46. чет ея притворили9. И ходили мы, // и удивляхомся1 таковому
строению: уму человечу2 невместимо! А какова церков узорочна, ино
мы описание и зде внесем Иустиниана-царя*, какъ ея строил, все
роспись покажет; тут читай да всякъ увесть. А что3 кто поперва4
сам видя5 ету церков да мог бы ея описать - и то нашему разуму
невместимо6. Мы же ходили, и смотрели, и дивилися такой
красоте, а сами рекли: "Владыко-человеколюбче! Како такую
прекрасную матерь нашу отдал на поругание бусурманом7?" - 8да руками
разно9. А все-то наши10 греки11 такъ зделали! А пределы в нем все