XXI век

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 / изд. подготовили Л. А. Ольшевская, А. А. Решетова, С. Н. Травников; отв. ред. А. С. Дёмин. -М.:Наука, 2008

Описание путешествия в Константинополь, Египет и Иерусалим, совершенного в 1701–1703 гг. московским священником, который после возвращения на родину стал одним из руководителей старообрядчества – ценный исторический источник петровского времени и оригинальный литературный памятник, развивающий традиции школы протопопа Аввакума. Дан текст трех редакций «Хождения», статьи об историко-литературном процессе конца XVI–XVIII вв.

Содержание

Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701–1703 - 2008

ТЕКСТЫ

ДОПОЛНЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка

Суперобложка

OCR
370
Тексты
владѣние. И, не доѣжжавъ Поволочи верстъ за десятъ, стали
коней кормить, а сами обѣдать. И наши передовыя поѣхали напе-
редъ въ Поволочи для ради овса и сказали наказному полковнику,
что ѣдут купцы московския, а провожаютъ турки. Такъ полков-
никъ тотъчасъ велѣлъ вдарить въ бубны да въ политавры.
И палѣевшина тово часу слѣтелась, и тотъчасъ осѣдлали коней, и
приправилися въ ружье, и выѣхали къ намъ въ поле съ
знаменами. Толко мы съ стану тронулись, съ версту не отъѣхали, и прилу-
чилося лѣсомъ, дубничкомъ молодымъ, а турки толко нашъ
обозъ стали объѣжжать напередъ - анъ полковникъ Палѣевъ и
вывернулся, что заецъ въ леску, а съ нимъ человѣкъ с триста.
Да почили по дубнику скакать, гдѣ дватцать, гдѣ тритцать че-
ловѣкъ, какъ есть зайцы: тотъ оттудова, а иной изъ иной стороны.
И какъ турки увидѣли палѣевшину, такъ стали ни живы ни
мертвы. А уже злодѣи зѣло храбрость показали и почали на конѣхъ
л. 75 об. винтовать, копья бросать, изъ луковъ стрелять и // ис пистолетовъ,
нашъ корованъ и турокъ кругомъ облетгъли.
И нашъ корованъ остановился, и турки тотъчасъ. Полковникъ
къ нашимъ купцамъ подъѣхалъ да и сталъ здравствовать, а наши
купцы полковнику такъже поздравствовали. И наши купцы, и
полковникъ слѣзши съ коней, да и стали наши купцы воткою подъче-
вать; и выпивъ вотки по чарки да и сѣли на кони. А дубникъ уже,
лѣсокъ, выѣхали, къ Поволочи - чистое поле. И какъ минувъ
нашъ корованъ и турокъ, да какъ вдарили по конемъ - ино какъ
брызнули, такъ, что молния, у насъ изъ гласъ мелъканули, какъ
по полю разсыпались: гдѣ дватцать, гдѣ десять до самова городка
скакали, не перестовали. И турки толко головами качаютъ.
Α выѣжжали все убранная молодешъ.
А какъ мы приѣхали въ Поволочи да и стали за мѣстомъ на
поли, и полковникъ прислалъ корму, овса, меду. А турки зѣло
ужаснулися да и не захотѣли ѣхать до Киева. И стали нашимъ
купцамъ бить челомъ, чтобъ полковникъ Полѣевъ разписался съ
ними, что принялъ насъ въ цѣлости. И наши купцы вѣлѣли
полковнику расписатся да сами писмо къ послу дали, что, далъ Богъ, въ
цѣлости, здрава доѣхали. И ихъ съ честию отпустили да и на
дорогу дали имъ с пятьдесятъ талерей да яловицу. Такъ турки и поѣха-
ли назадъ, а насъ уже стали провожать Полѣевы казаки.
А какъ мы стали приѣжжать къ Фастову, такъ Палѣева жена и
выслала къ намъ навъстречю казаков человѣкъ с пятьсотъ
конницы со знаменами, и стрѣтили насъ верстъ за пять. А какъ мы
приѣхали въ Фастово, и стали за городомъ на поли. Α Полѣя въ то
время дома не было, въ Киевѣ былъ. И Полѣева жена прислала къ